Мафия McKinsey

Who is Who предлагает вашему вниманию перевод статьи, которая впервые появилась в The Sunday Times 3 сентября 1995 года. 

Международный консультант по менеджменту делает больше, чем просто дает совет: его «старики» (те, кто давно в деле) обладают властью в залах заседаний для совета директоров по всему миру. Но, скажем относительно Руфуса Олинса и Мэттью Линна, обстоятельства становятся все труднее.

Между Даунинг-стрит, Банком Англии, Конфедерацией британской промышленности и многими влиятельными компаниями FTSE 100 (ведущий индекс Британской биржи) проходит невидимая нить. Ее можно проследить до Джермин-стрит 1, в самом сердце «Клубландии» (прим. ред. — Название части Лондона — от Сент-Джеймс до Пиккадилли — где находятся главные джентельменские клубы).

Мраморный атриум на углу принадлежит британской штаб-квартире McKinsey&Co, американской фирме, которая приобрела репутацию Rolls-Royce в мире консультантов по менеджменту. Именно отсюда возникла сеть власти и влияния, появился сеть, которая конкурирует с великими Оксбриджскими колледжами (прим. ред. — соединение Оксфордских и Кембриджских колледжей) и старейшими государственными школами.

Для мафии McKinsey, как ее иногда называют, это был год необычайно высоких достижений в Британии. В феврале, хедхантеры «поймали» Нормана Блэквелла, забрав его из бизнеса, чтобы он руководил политическим подразделением премьер-министра, в этой должности он будет контролировать формирование государственной политики, а также следующий манифест для выборов Консервативной партии.

Ранее в этом году Уильям Хейг стал самым молодым членом кабинета, когда его повысили, чтобы сместить Джона Редвуда на посту госсекретаря Уэльса. В его резюме также упоминается McKinsey.

Говард Дэвис, обладатель премии McKinsey с 1982 по 1987 год, недавно оставил свою должность генерального директора CBI и стал заместителем управляющего Банка Англии.

Адир Тернер, его преемник в CBI, был еще одним человеком, который вышел из McKinsey. Тернер — третий человек в McKinsey, возглавляющий организацию. До Дэвиса был сэр Джон Банхэм, который сейчас возглавляет Tarnak (прим. ред. — ведущая компания Великобритании по производству экологических строительных материалов и строительных решений) и западноевропейское телевидение.

Все эти назначения ставят людей McKinsey в центр политической, экономической и промышленной выработки политического курса. Они присоединились к длинному списку людей, которые впервые оставили свой след на улице Дженнин и заняли влиятельные позиции во многих ведущих британских компаниях.

Руководители Asda, Inchcape и Burrmah Castrol — все бывшие сотрудники McKinsey. Точно также как и Дон Крикшанк, компания GroupeBull, и Лукас Мухлеманн, который управляет страховым гигантом Swiss — все они являются выпускниками McKinsey.

В Америке власть выпускников на промышленных предприятиях огромна; корпоративные гиганты управляют IBM, American Express Westinghouse, Леви Страусс, TCI, Duracell и даже мороженым от Ben & Jerry делали свои первые шаги в McKinsey.

Хотя другие сети могут быть более мощными в пределах национальных границ, немногие имеют такое же влияние на международном уровне. И немногие так усердно взращивались в течение почти восьми десятилетий. «Они очень полезны друг другу».

Названия, домашние адреса и даты их карьеры в McKinsey известны. Через бледно-синюю обложку вывешено предупреждение: «Этот каталог должен использоваться исключительно выпускниками фирмы».

McKinsey, который отказался от любых интервью для этой статьи, неохотно даже признает существование этой книги: «Притворство неуверенности является частью их тщательно культивируемой мистики», — говорит один из конкурентов. «Это тонкий способ привлечь внимание и сделать так, чтобы люди чувствовали, что имеют дело с элитой». Книга — это клей, который скрепляет сеть. Во время недавней поездки в Америку Арчи Норман, исполнительный директор Asda, хотел поговорить с местными розничными продавцами. Он заглянул в книгу, чтобы узнать, с кем он может пересечься, и нашел Джулиана Дея, финансового директора Safeway: «Это то, что вы называете коммерческой сетью. Это не социальный клуб», — говорит Норман.

Помимо получения книги, каждый год бывших сотрудников приглашают на мероприятие в одном из офисов — либо на обсуждение коммерческой темы, либо на коктейльную вечеринку — что позволяет восстановить старые дружеские отношения и познакомить разные поколения сотрудников McKinsey.

«Они довольно активно руководят своими выпускниками», — говорит Форд из London Transport, который работал в фирме в 1960-х годах одновременно с Лу Герстнером, ныне исполнительным директором IBM. В 1960-е годы вечера выпускников проходили в черных галстуках с двумя десятками человек. Теперь цифры могут доходить до сотен.

Это «плетение паутины» происходит не только из 67 офисов McKinsey в 35 странах или посредством 3300 консультантов, но и благодаря выпускникам, многие из которых стремятся использовать свое прошлое. «Именно McKinsey используют свой опыт, так же, как McKinsey, стремясь проникнуть в мир. Но McKinsey был бы глуп, если бы не воспользовался этим» — говорит Питер Уиллис, соучредитель управленческого консалтинга SRU. Каждый пятый продолжает консультировать в компании, остальные же уходят в разные области. Например, Пол Хендерсон на сегодняшний день возглавляет люкс-отель Gidleigh Park.

1 1 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии