Общество Защиты Кредитов: Итоги 2021 года, партнерство с YBC и обиды на «красные» полосы

С 2019 года на территории Украины действует профессиональное сообщество независимых бизнес-инспекторов — Европейское Общество Защиты Кредитов «Парадокс». Каждый специалист этого сообщества прошел специальную подготовку по австрийской методике, которая была адаптирована к восточно-европейским экономическим реалиям. Ключевыми задачами ОЗК является проверка трёх параметров: кредитоспособность субъекта хозяйствования (способность и готовность выполнять обязательства), репутационные риски и легальность бизнеса на определённой территории. ОЗК способствует созданию качественной инвестиционной среды в Украине. С итогами «инспекционного» года и планами на 2022 год с нами поделился СЕО «Общества Защиты Кредитов» – Павел Педина.

Заканчивается 2021-й год, для ОЗК это был удачный год? Что в этом году получилось сделать, а что не получилось?

— Я считаю 2021-й год, хотя многие бизнесмены отмечают его сложным, удачным годом для ОЗК. Основные направления, в которых мы достигли успеха в этом году, это более 500 сделанных отчетов, около 10 подготовленных инспекторов и возникшая договорённость об экспертной оценке проектов, которые идут в Инвестиционный комитет крупнейшего сообщества молодых бизнесменов Украины – Young Business Club. Достаточно удачный год в развитии.

То, как год закончился, совпало с изначальными планами на 2021 год?

— Основные направления и задачи, которые мы ставили себе в декабре прошлого года мы выполнили. Конечно, хотелось бы ещё больше. Хотелось бы вырастить больше инспекторов, потребность такая есть. Делая ставку на различные возрастные группы, мы всё-таки убедились, что инспекторы у нас достаточно взрослые и состоявшиеся люди, и это то, что характеризует компанию, это уровень тех кадров, которые она подготовила. Как любому руководителю, хотелось бы иметь больше высокопрофессиональных и хорошо подготовленных инспекторов и сотрудников. Всего по инспектором, на текущий момент, мы приближаемся к четырём десяткам.

Кто эти люди, которые занимаются инспектированием, лицензированная ли это деятельность?

— Часто нас спрашивают: а кто такие инспектора, и откуда они берутся? В восприятии многих людей, это какие-то сотрудники. Большая часть инспекторов – это, как ни странно, действующие бизнесмены и топ-менеджеры, люди из различных сфер. И это, однозначно, не сотрудники, которые работают с 9 до 18, это не те люди, которые не возьмутся за проект в выходные, или не возьмутся за проект в связи с тем, что проект, который анализируется, возникает где-то в Европе, США и Азии. И это глобальное отличие от других мне известных компаний в Украине. Это школа, которая готовит инспекторов. Наш подход основывается на австрийской методике, когда люди сталкивались с проблемами, либо с ними не выполняли обязательства, либо они в процессе прихода к тому, что они вынуждены выполнить обязательства, погружались в методологию ОЗК и постепенно становились инспекторами, ведь эти люди из различных сфер деятельности бизнеса и обладают различной экспертизой. Если ставить вопрос: лицензированная ли это деятельность, то нет, но мы не используем какие-то незаконные методы. Часто наши конкуренты пытаются выдавать какие-то такие элементы, используют незаконные подходы, в том числе и прослушку, а потом это облачают в какую-то красивую обертку. Наш подход основан на том, что мы доказательно и объективно формируем вывод путём сбора из различных источников информации, в том числе инспектирования, встреч с контрагентами, сотрудниками, но никогда не используем незаконных методов. 

За какое время можно стать хорошим бизнес-инспектором? 

— Есть различные подходы. Один хороший инспектор «вырастает» примерно за полгода. Есть инспектора, которые достаточно длительный период сотрудничают с организацией, а потом становятся бизнесменами, но в какие-то моменты получают задачи, связанные с тем, где возможно применение их экспертизы. То есть инспектор — категория, в принципе, вечная. Здесь можно привести сравнение с сотрудниками знаменитой на весь мир компании McKinsey, их не бывает бывших. Взаимодействие в компании и далее остается активным. И, соответственно, возникают такие элементы, как повышение квалификации, то есть часть инспекторов возвращается в бизнес, начинает преуспевать в этом направлении, ведь они знают подходы, но все равно потом обращаются к организации, так как среда меняется, и то, что было актуально несколько лет назад, оно постоянно видоизменяется. Самое главное, что мы видим в своих отчётах, это изменение криминальной среды. И если человек один раз получил знания и расчитывает, что этого хватит навечно – так, к сожалению, не происходит, без повышения квалификации он упускает изменения по той же криминальной среде, а это означает возможность возникновения у него контрагентов и партнёров, которые могут не выполнить перед ним обязательства. А это самое страшное, так как тогда у бизнесмена возникают так называемые двойные убытки, связанные с потерями каких-либо материальных средств и активов, плюс последующие потери, связанные с работой по компенсациям, либо попытки «наставить» партнёров на выполнение своих обязательств. 

Если посмотреть со стороны бизнес-инспекторов, которые уже сами по себе бизнесмены, зачем им нужно быть бизнес-инспектором?

— Есть инспекторы, а я люблю наблюдать за такими, у которых, когда они погружаются в данную методику, меняется взгляд на партнёров и клиентов, они не допускают уже ошибки в своем бизнесе, а это означает, что они ускоренно развиваются. Есть периоды, когда все компании растут. В благоприятных циклах не трудно расти, когда весь рынок растет в целом. Но трудно расти или сохранять долю, когда рынок падает. Соответственно, любая ошибка в такие периоды, а как раз на рынке сейчас один из таких периодов, может привести компанию к краху. Поэтому есть категория бизнесменов, которые специально погружаются в эту технологию и принимают эти методы, изменяют свои подходы, внедряют в своих компаниях. Некоторым бывает тяжело, тогда они используют наши отчёты, но, как минимум, для себя отмечают, чем эти отчёты отличаются от альтернативной информации, либо от незаконных источников. Тут, как говорится, лучше один раз самому сделать и увидеть, как это устроено, какой сложный процесс сбора и защиты данной информации в коллективе, то есть защита данного проекта, и сколько существует уровней проверки, пока отчёт выйдет во вне.

По результатам более 500 отчетов, какие результаты, сколько получено «красных» полос, сколько «зелёных» полос и «жёлтых»? 

— Я думаю, что мы уже приближаемся к тому уровню, когда можно будет говорить, что наша выборка или количество отчётов позволяет вывести выводы в целом по стране, но тут нас могут упрекнуть статистики, что 500 — ещё мало, чтобы полностью распространить по стране. То, что я вижу и считаю, что это тенденция, по выводам, я бы хотел отметить несколько параметров:

— Менее 10% компаний получают в отчетах так называемую «зелёную» полосу. Это те компании, сотрудничество с которыми мы можем рекомендовать. Как бы глубоко мы не копались в этих компаниях, мы не обнаружили никаких моментов, которые утверждают, что компания ранее не выполняла свои обязательства. Она имеет безупречную деловую репутацию, и риски, связанные с деятельностью компании, находятся под контролем. 

— Второй параметр, который я хотел бы отметить, и он меня, скажем так, пугает, когда я охарактеризовываю рынок Украины, это то, что 30-40% компаний имеют «красную» полосу. Это те компании, с которыми, я могу сказать однозначно, вообще не стоит сотрудничать. Если перед вами данные компании еще выполняют обязательства или вы попали в ту ситуацию, когда это ещё не привело в убыток — это не ваша заслуга, это лишь стадия развития той компании, и рано или поздно она не выполнит свои обязательства, и это уже видно. 

— «Жёлтую» полосу сейчас получают порядка 50% компаний. Это когда компании находятся в пограничной ситуации, или имеют какие-то параметры, не позволяющие их отнести однозначно к «красным», но формирующие определённые угрозы и риски. В выводах по таким отчетам мы описываем рекомендательные действия, чтобы сократить риски в данных взаимоотношениях. Это может быть либо раскрытие дополнительной информации, либо определённое отлагательное условие, либо рекомендации углубиться в какой-то элемент компании, перепроверка юридического компонента — то есть различные аспекты вещей, которые не являются на данном моменте идеально проработанными. 

Сколько компании может потребоваться времени, чтобы перейти с «жёлтой» на «зелёную» полосу?

— В принципе, такой подход существует, и, зачастую, это от шести до девяти месяцев работы компании, чтобы поднять свой статус, то есть стать инвестиционно привлекательными для рынка, исправив те моменты, которые уже всем известны. В отдельных ситуациях это может занять чуть больше времени, все зависит от постановки, и на сколько будет заинтересован сам заказчик побыстрее изменить свой статус. Это не является каким-то аспектом изменения статуса, связанным с «я платил, поэтому у меня поднимется рейтинг», нет, это определённый набор действий, которые позволяют компании изменить подход, изменить элементы, которые являются рисковыми, а это, зачастую, не одномоментные секундные действий, они требуют работы различного уровня специалистов, это могут быть журналисты, маркетологи, финансисты, юристы… Здесь ситуация возникает индивидуальная, и решение прорабатывается индивидуально, и все не изменится за один месяц никак. 

Как бизнесмены реагируют, когда получают «красные» и «жёлтые» полосы? 

— «Красная» полоса, конечно же, вызывает конфликт, связанный с тем, что проясняются намерения компании, проясняются истории, которые принесли кому-то убытки.  Я не встречал ситуации, когда нет обратного какого-то воздействия: «вы не правы», «я вас засужу», «я напишу»… На самом деле, когда у тебя подход внутри содержит всегда факты и доказательства, то ты можешь чётко стоять на своей позиции и быть готовым к обратной ситуации. Я не считаю, что есть компании и клиенты плохие или хорошие, есть определённая линейка, и в результате доказательств или фактов компании относятся к данной категории. И наибольшее мне приносит удовольствие от этого процесса, когда компании с «красной» полосой принимают для себя решение, что они хотят разобраться со старыми историями и поднять свой статус. Это свидетельствует о кардинальном подходе, когда мы меняем рынок, когда компания пересматривает все эти ситуации, и не важно, как они возникли, в чем была предыстория. Если это была ситуация с невыполнением обязательств, она ищет своих прошлых контрагентов и находит возможность выполнить эти обязательства. Да, компания уже может быть другой, но из-за этого репутация уже испорчена и другого подхода, как закрыть эту ситуацию, нет, поэтому у нас не работает здесь принцип, мол, «я заплатил и хочу полосу лучше». Еще раз: когда клиент сам хочет поднять свой рейтинг и заполучить полосу лучше, он, однозначно, должен произвести реальные изменения в компании и закрыть все те ситуации, которые тянули и привели её к «красной» полосе.

Так поступают умные, а что делают хитрые? Они пытаются договориться?

— Хитрые пытаются найти в отчётах какие-то не там проставленные запятые, пытаются проработать отчет, чтобы подать какой-то встречный иск, возникают вопросы: «а почему вы не согласовали со мной, у меня есть высказывания по этому поводу». Даже больше. Я встречался с такими позициями, которые говорили «я веду незаконную деятельность», и когда ты потом в отчёте даешь заключение, что компания ведёт незаконную деятельность, они говорят: «так я же вам об этом говорил!», как будто это позволяет изменить трактовку основных параметров в отчётах. В экспресс-отчете есть параметр «деловая репутация и легальность бизнеса», и от того, что первичное общение происходило в красивой форме, и было заявлено, что «я бандит, и нарушил такие-то вещи», для меня это все равно будет отражено в отчете, сообщили мне этот факт или не сообщили, он проявится в отчёте и будет сегментирован. То есть простое заявление проступка кардинально не меняет характеристики компании.

ОЗК создавалось как европейская компания, но с поправкой на наши реалии. Понятно, что наш бизнес ещё не европейский, с каким ещё сложностями пришлось столкнуться в работе? 

— Наш бизнес точно ещё не европейский, но я считаю, что мы находимся на пути, и один из элементов изменения инвестиционной среды Украины — это деятельность ОЗК, которая отчётами и стандартами подхода к компаниям меняет бизнес в Украине. У нас считается, что если тебя не посадили, то значит всё идёт легально. А как мы знаем, у нас почти никого не посадили. Подход в Украине звучит так: «если я могу, я не выполняю свои обязательства». И когда возникает ситуация, когда мы это все проявляем, мы не являемся тем органом, мы не судебная или исполнительная власть в Украине, которая должна карать кого-то за проступки, но мы проявляем эти ошибки, и будем и впредь их проявлять несмотря на то, что кому-то это не нравится. «Ну и что, что даже возникли дела, связанные с мошенничеством, меня же пока не наказали!» Я считаю, что моя компания честная, мы комплексно рассматриваем и выступаем, что репутация — один из важнейших активов, и только благодаря такому понятию, как деловая репутация, в Европе это позволяет формировать сложные продукты, вплоть до космических аппаратов или самолётов, так как такие сложные изделия состоят из тысяч небольших различных компонентов, которые производят компании, и когда компании страшно потерять свою деловую репутацию, а это значит выпасть из рынка, быть исключённой из взаимодействий, это заставляет всех выполнять свои обязательства. И даже в Европе возникают такие ситуации: и мошенничество, и преступления. Но все чётко понимают, что это, скорее, исключение, в общей структуре компаний в Европе это всего лишь несколько процентов компаний, которые не выполняют обязательства. У нас же значительная доля не исполняющих обязательства компаний, в том числе ведущих незаконную деятельность. Поэтому борьба идёт, борьба сложная, но этот процесс будет продолжен. И тут воодушевляют люди, которые по итогам проверок в этом году задают правильные вопросы: «а как мне измениться, а как мне из жёлтого подняться к зелёной полосе», «вот тут я получил отказ, я осознаю, ну что же теперь, на мне ставить крест, я готов ступить на тот путь, когда могу исправить все те ошибки и все те компоненты, которые позволят подняться в статусе». 

Есть ли в Украине у вас конкуренты, и насколько они активизировались, учитывая вашу бурную деятельность? 

— Я считаю, что у нас нет конкурентов. Нас иногда сравнивают с известными украинскими сервисами мониторинга данных из различных источников, реестров, но для меня это лишь одни из инструментов, а инструментами нужно уметь правильно пользоватся. Это как топор: один человек топором может нарубить дрова, другой человек топором может убить другого человека. Эти инструменты не дают итоговый вывод, они не плохие и не хорошие, они дают достаточно много полезной информации, но часто делают неправильные выводы. Например, все эти агрегаторы реестров построены на открытых источниках данных, и основным идентификатором у них используется ФИО. И когда агрегатор подтягивает информацию, она «задваивается», ведь существует в бизнесе много людей, имеющих одинаковые инициалы. И когда ты сталкиваешься с этим процессом каждый день, то возникают ситуации, когда ты видишь, что компания проходит в некоем судебном процессе, но она не проходит в этом судебном процессе, или данный собственник владеет большим количеством компаний, а тут их гораздо меньше; а это просто человек с такими же инициалами. То есть это машина, и воспринимайте её так. Да, она делает много работы, много объединяет различных реестров, но при попытке соединить все это вместе она должна использовать какой-то элемент. А вычленять или очищать данные, идти глубже, разбираться, искать дополнительные идентификаторы — это значительно увеличит им объем работы, и эти задачи на данном этапе они не проделывают. А подход ОЗК основан на том, что главное — это не статистика. Да, мы тоже её используем, различные данные, в том числе этих реестров, но основное — доказательные выводы, которые построены на определённых данных. И данные во многих ситуациях могут быть одни и те же, а вот логически доказуемые цепочки, вот это является тем преимуществом в отчёте, которые разительно отличают нас от так называемого «машинного» подхода. 

Еще не могу не отметить, что после проявленного в СМИ начала нашего партнерства с Young Business Club, меня очень радует тот момент, что появились компании, которые пытаются взять наш подход, даже используют наши статьи, используют слова, которые являются научными и методологически выбранными. Это толкает рынок в целом, все больше демонстрирует потребности и готовность рынка к потреблению данной информации. Но недостаток в том, что они всего лишь копируют, а за этим подходом стоит более сотни лет и методология австрийской школы, которая опробована годами. А простое копирование приведёт к тем шишкам и ошибкам, которые ещё будут накапливаться у этих компаний, ведь они не всегда понимают глубину и методологию, подходы исследования компаний. К тому же, вся наша деятельность связана с активным взаимодействием с различными научными организациями, которые исследуют криминалистику, криминологию, изменения среды, новые подходы, новые способы мошенничества. А без этой новой актуальной научной информации, я уверен, что они очень многое упускают и, соответственно, их отчёты будут давать большую погрешность и часто приводить к непоправимым ошибкам.

Как возникло партнёрство с «Янгом», для чего вообще вам партнёрства? 

— Это партнёрство возникало достаточно долго. На одной определенной стадии нам стало известно о проекте, который планировал выйти на Инвестиционный комитет YBC. И по данному проекту было сделано заключение, которое демонстрировало, что эту компанию не стоит допускать к Инвесткомитету, что уровень накопленных ошибок и связи, которые были установлены по данной компании, приведут, однозначно, к краху. И когда этот отчёт был раскрыт, то он настолько разительно отличался от предварительной информации, настолько чётко описывал, к чему приведут взаимодействия с данной компанией, что, основываясь на этом отчёте, мы начали наше сотрудничество. Забегая вперед скажу, что то, что было продемонстрировано этим отчётом, уже осенью этого года вылилось в ситуацию, которую мы фиксировали в тот период, что компания не выполнит обязательства и свернёт свою деятельность. Соответственно, возник тот уровень анализа, который чётко продемонстрировал в виде продукта, чем он отличается от других и насколько это удобно для инвестора. Инвесторы в «Янге» с большим энтузиазмом отреагировали на такой уровень проекта, ведь это забирает часть их работы (перепроверка, исследование моментов) и значительно уменьшает риски. Единственный элемент, который им пока не нравится и они хотели бы изменить — платность данных услуг. Но тут стоит понимать, что это все же работа, причём для «Янга» созданы индивидуальные условия. Это не тот проект, который формирует основной заработок для Общества Защиты Кредитов, но это тот проект, которым мы реально меняем бизнес-среду в Украине. И мы в своей деятельности готовим бизнесменов к тому, что нужно грамотно подбирать себе партнёров, что не стоит «влюбляться» в проекты, что везде подход должен быть логическим и доказуемым, ведь это сохранит деньги. А то, что проверку оплачивает заказчик, для меня это биржевый подход. Когда компания выходит на биржу с целью привлечения инвестиций, она обязана осуществлять ряд действий. Для одних организаций это приносит деньги, а для компании, выходящей на биржу, это расходы до того момента, как она получит инвестицию. И вот тут очень важный момент: то, что заказчик оплачивает данный отчет, вообще не есть гарантия, что он получит положительное заключение. Мы очень дорожим своим именем. Несмотря ни на какие оплаты, если компания не имеет безупречную деловую репутацию, либо не работает в легальном правовом поле, она не получит допуск к Инвесткомитету. 

ОЗК — это только про инвестиции, или это из-за того, что вы связаны с Инвесткомитетом «Янга»?

— ОЗК может решать разные задачи. Здесь просто возник запрос из бизнес-среды, когда требуется постоянно анализировать компании, чтобы получить ответ: можно ли с ними сотрудничать или нет? Поэтому, по мере взаимодействия с текущей действительностью и с текущим рынком Украины, запрос вылился в инвестиционное направление, когда мы анализируем проекты, в которые либо компании желают войти в партнёрство, либо хотят инвестировать в это деньги. Основная направленность же самой организации – это, по большому счёту, иметь достаточно обширную базу по компаниям. Когда я говорю про более 500 отчетов за 2021 год, а сейчас это все оцифровывается, это означает, что на самом деле, это как минимум несколько тысяч компаний, как юрлиц, так и ФОПов, и вся эта информация накапливается и возникает такое старинное понятие, как картотека, когда уже по ранее проведенным через ОЗК компаниям возникает так называемый «быстрый ответ», то есть не когда делается инспекция, а когда есть возможность быстро получить ответ — да и нет. А еще это текущая сверка с деятельностью компании. Так как любая компания имеет одно из свойств, это изменчивость, и это характеризуется от сектора, от юридического воздействия на эту отрасль, ведь есть компании с быстрой изменчивостью, а есть компании, где фундаментально что-то меняется не так быстро, то все эти отчеты, с одной стороны, могут с определённым временем утратить актуальность, но с другой стороны, всегда гораздо быстрее и продуктивнее, даже если и требуется обновить данные и заново произвести оценку, это гораздо быстрее сделать, когда заранее уже подготовлена некая информация. 

Как быть стартапам, может ли стартап попасть под проверку?

— Да, даже стартапы попадают под проверку. Один из важных параметров оценки стартапа – команда. Это те люди, которые создают этот проект. Очень часто это уже люди, которые накопили какую-то репутацию. А вот какая она, положительная или негативная — это один из параметров, который инвесторы желают узнать. И если мы рассматриваем их через «стандартные инспекции», когда компания исследуется достаточно глубоко, тогда и возникает такая информация, как факторы, влияющие на развитие рынка, когда возможна перепроверка, чтобы выяснить невидимые проблемы, которые не раскрыть в быстром режиме через экспресс-отчёты, ведь они меньше рассматривают параметров, но информацию можно получить быстрее, а вот стандартная инспекция — это углубление, и она имеет свой срок, но там больше «взгляда». И когда ты планируешь инвестировать, то я за тот подход, который позволяет идти от стадии экспресс-отчёта, так быстрее и дешевле. Если он показал «нет», то уже нет смысла углубляться в стандартную инспекцию, а если он показал положительный результат, то начинаем углубляться и производить стандартные инспекции. Почему так? Потому что, как я говорил уже ранее, около 40% компаний не проходят и экспресс-проверку. 

Можно ли привести примеры, когда все изначально выглядело хорошо, но по итогу оказалось все плохо? 

— Возьмём, например, одну из кондитерских компаний, которая нами исследовалась. Называть не буду. Она имела, в целом, очень хорошие показатели, имела структурированность, отличные финансовые показатели, ориентированность на экспортные рынки, успех на этих рынках, положительные отзывы от контрагентов. Но есть маленький такой нюанс: один из учредителей компании проходил по делу, связанному с хакерством. Хотел бы какой-то бизнесмен проинвестировать в тот бизнес, где один из партнёров может попасть в ту ситуацию, когда возникнут риски, которые могут отразится на компании? Либо в процессе данных рисков в дальнейшем может возникнуть та ситуация, что, как мы знаем, в Украине распространено, на так называемое «решение вопроса» будет из бизнеса изъята крупная сумма. Это угроза. Несмотря на то, что компания анализировалась на достаточно длительном этапе, ты расчитываешь получить ее по итогу с «зелёный» полосой, а по факту возникает негативный отчет. 

Еще один кейс, который запомнился, ведь чаще всего запоминаются ситуации, когда предварительная гипотеза не подтверждается. А это был перспективный сектор, хорошие показатели, это были учредители, которые имеют положительную деловую репутацию. Но когда ты начинаешь накладывать различную информацию, то ты видишь, что, как минимум, учредитель однозначно связан с решением ряда коррупционных вопросов, что он участвовал в ряде резонансных ДТП, однако эта информация по какому-то случайному обстоятельству в определённых реестрах исчезает. То есть это тот человек, который неправильно поступает в жизни, он готов нарушать, и эти нарушения систематические, несмотря на то, что в публичной плоскости первично он проявлен с положительной репутацией. Но, углубляясь в вопрос, ты видишь, что просто на данный момент на этого человека не были обращены, как на наших политиков, всевозможные расследователи и телекамеры, но, по большому счёту, это человек, который по жизни готов систематически нарушать правила. 

Какие у ОЗК задачи на будущий год, планируются ли другие партнёрства?

— Партнёрства еще будут. Все мы понимаем, что с крупными бизнесменами договорная часть подписывается, она нужна, но не это является основным. Главным является та репутация и та демонстрация, которые позволяют достичь преимущества, либо успеха у этих бизнесменов. В ближайшее время мы проявим ещё одно значимое взаимодействие с одной инвестиционной структурой, и тут вопрос не в договоре, просто наступит тот этап, когда это нужно и можно будет сообщить, выставить на всеообщее обозрение. 

Еще важна подготовка новых кадров. Все больше инспекторов мы вынуждены готовить за рубежом, так как, обслуживая взаимодействия с «Янгом», возникают потребности оперативно решать вопросы и давать заключения в различных странах. Наши бизнесмены активно стремятся выйти на зарубежные рынки, и мы должны помогать им с подбором правильных партнёров. Имена, которые все чаще возникают в отчётах, я думаю, будут все больше и больше «удивлять» тех людей, которые сталкиваются с нашими инспекциями. Это те люди, которые на слуху, и являются значимыми для украинского бизнеса.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

5 2 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
trackback

[…] Пединой – CEO Общества Защиты Кредитов в одном из интервью , даже такие компании и проекты, если у них появляется […]