«Триада» и другие ОПГ: что ожидает европейского бизнесмена в Китае

Прежде, чем ехать «завоевывать» Китай, открывать бизнес или просто за товарами – будьте готовы там столкнуться с местным криминалом. Да-да, Китай — страна огромная, а криминальная культура там древняя. 

Вряд ли у вас возникнут проблемы, если вы приехали за небольшой партией, например, джинсов. Но если вы хотите задержаться надолго, создать свое крупное предприятие или совместное, то это лишь дело времени, когда на вас обратят внимание парни из китайской мафии.

Китайская мафия или «триада»

Местная мафия – самая древняя, самая организованная и самая загадочная. Считается, что первые «триады» (организованные подразделения китайской мафии) появились в XVII веке, как инструмент борьбы между враждующими династиями Цин и Мин. Большую роль в слаженной работе «триад» сыграло конфуцианство, поэтому такое название – «триада». Преступники отстаивали интересы и культуру своей страны, сохраняя ее полную неприкосновенность, хотя сами тем временем проникали в другие государства. Сейчас подразделения есть не только в Азии, но и в США, Тайвани, Японии, многих странах Европы. Все свои преступные дела «триады» предпочитают решать тихо: не проводят никаких акций, не устраивают массовых убийств, но тем не менее, занимают второе место среди преступных групп мира по количеству совершенных преступлений, уступая только итальянцам. За рубежом бандиты действуют через национальные диаспоры. 

triada photo

В «триады» могут входить только чистокровные китайцы и только по рекомендации членов «клана». В остальном, о внутренней структуре группировок китайской мафии сегодня известно очень мало. Это связано с полной закрытостью организации, а также с тем, что внешне очень тяжело определить принадлежность китайца к тому или иному отряду: все они выглядят очень аскетично, татуировки прячут под одеждой. Внешние иерархические различия между главарями и рядовыми членами «триад» настолько размыты, что «братья» никогда не знают, как выглядит их «хозяин» и не могут выдать его даже под пытками. В «триадах» очень жесткая дисциплина, которая требует абсолютно от всех участников – полного повиновения.

Современная «триада» в Китае

Современные «триады» всё также почитают свои традиции. Неизменными остаются татуировки и наказание провинившегося. Их функционирование распространяется на преступную деятельность и связь с бизнесом. «Триады», в основном, занимаются незаконной торговлей наркотиками и торговлей людьми. Криминальный список возможностей группировок – не ограничивается одним десятком. 

Криминальную жизнь в Китае власти пытаются держать под контролем. Участие в криминальных бандах наказывается смертью. Обычно казнят тех, кто занимался тяжкими преступлениями: оганизаторов банд, торговцев людьми, оружием и продавцов тяжелых наркотиков. Но несмотря на это, «триады» все равно остаются неотъемлемой частью жизни Китая. Они и дальше контролируют подпольный, криминальный мир и лишь в редких случаях появляются на поверхности.

Всю свою работу участники «триады» выполняют так, чтобы не оставалось никаких доказательств. Если это убийство – уничтожается практически всё, что было связано с человеком. Вплоть до поджога дома. Но несмотря на свои жестокие меры наказаний – организация делает большой вклад в экономику страны. Абсолютно все полученные деньги оправляются в банк на родину. 

Как и любая другая группировка, у «триады» есть излюбленное оружие – традиционное китайское гибкое оружие и разнообразные мечи. С помощью таких орудий, можно быстро и бесшумно совершать нападения и убийства. Для более крупных преступлений – в ход идет огнестрельное оружие. Но чаще всего используется холодное оружие.

«Триада» и бизнес

Мафия делает крупные сборы с бизнесменов на закупку провизии и оружия. Так, их главными спонсорами становятся обычные люди, которые должны отдавать некоторый процент со своих продаж. С помощью приобретённого оружия, «триада» выполняет даже самые сложные преступления, а также защищает местных от нападений.

«Триада» берет налог с каждого предпринимателя, но также занимается поддержанием бизнеса. То есть, если у бизнесмена появились проблемы, с которыми он самостоятельно не сможет разобраться – он может доложить главному «боссу», который решит проблему.

Американский ученый и криминолог Джеймс Финкенауэр считает, что наиболее опасными регионами для бизнеса являются крупные мегаполисы — Пекин и Шанхай. Это процветающие экономические центры страны, с точки зрения финансовых рынков, здесь сосредоточена вся деловая активность и, соответственно, большие деньги, что является очень привлекательным для криминала.

Украинский бизнесмен и специалист по Китаю, Вячеслав Лысенко, придерживается иного мнения. По его словам, юг Китая намного более криминогенный. К примеру — Гуанчжоу. Во-первых, Гуанчжоу – это 28% ВВП всего Китая. Во-вторых, Гуанчжоу – это самый  большой склад Китая, и почти вся основная торговля, в основном, происходит там. А Пекин – это административный центр, Шанхай – финансовый центр. Но даже по тому, как ведет себя полиция в этих городах, по жесткости их поведения — очень большая разница. Ну, и сами китайцы считают, что юг более криминогенный, чем север.

Профессор Финкенауэр делит китайскую мафию на две категории: черная мафия – это преступники и красная мафия, которая состоит из правоохранительных органов. Лысенко же считает, что данная форма криминала не отличается от криминала в любой другой стране, это как правая и левая рука. Тут вопрос в том, насколько это носит массовый характер, или не массовый. Мафия больше действует в криминальных областях — там, где бизнес находится за пределами закона, и, соответственно, там много и криминала, и «красной» полиции.

«У нас были реальные случаи, когда мы сталкивались с криминалитетом. Мы действовали двумя способами: сразу подключали посольство и консульство, чтобы эту проблему вывести в международную плоскость, а криминалитет и правительство не любят, чтобы шум выходил за пределы страны. Поэтому – это хороший инструмент, пугать тем, что это выйдет на международный уровень. И криминалитет понимает, что в этом случае есть большая вероятность, что на них могут жестко отреагировать. Или второй вариант: если у вас есть хорошие связи внутри страны, то вы тоже можете к ним прибегнуть. У меня был партнер – он бывший дипломатический работник. И когда возникла проблема, то он позвонил знакомому генералу, за 15 минут все решилось. Как будто ничего не было», — рассказывает бизнесмен. Доктор Финкенауэр в таких случаях рекомендует сразу обращаться в посольство, там должны помочь в данных ситуациях.

«Крыша» в Китае

Ближе к югу «триада», как правило, берет деньги с бизнесов, которые связаны тоже с какими-то криминальными вещами. К примеру, если завод выпускает табачные изделия под брендом Marlboro, подделки, то такое предприятие «крышует» и криминалитет, и правоохранительные органы. В любом случае, вы, не будучи китайцем, не сможете открыть «точку», пока не пойдете и не договоритесь с правоохранителями о каких-то условиях сотрудничества. При этом, они все равно будут периодически у вас что-то изымать, чтобы показывать какой-то вид деятельности. 


Вячеславу Лысенко в Китае никогда не предлагали крышу. «Но у нас были стычки с криминалитетом. Любой криминалитет чувствует – есть за вами сила или нет. Поэтому, мы пошли в правовом поле и начали вызывать дипломатов, полицию. Хотя, полиция, первая которая приехала, такое впечатление, что она просто была обязана. Они держались в стороне и никак не реагировали. Мы четко понимали, что ничего из этого не будет. Поэтому мы брали выше полиции, звонили руководителям политических комитетов коммунистической партии, звали их. И когда они видели, что иностранцы  начинают вызванивать каких-то высокопоставленных людей (хотя, мы местами даже блефовали), то они сказали, мол, ладно, отбой. Ушли и больше не возвращались», — вспоминает бизнесмен.

По его словам, он бы лучше столкнулся с полицией, чем с китайским криминалитетом. Потому что один китаец – это один китаец, два – это два, три – это три, а вот четыре-пять – это уже банда. У них есть такое понятие, как «потерять лицо», они становятся очень сгруппированными. И их уже тяжело побороть. Потому что страх «потерять лицо» перед своими, он у них больше, чем страх быть избитым или что-то еще. В этот момент они становятся до какой-то степени безумными, то есть они могут вас зарезать, они могут вас убить для того, чтобы в своей криминальной структуре подняться на ступеньку выше. Поэтому полиция вас просто арестует, ограбит и отпустит. А эти могут и по-другому – забрать жизнь.

Доктор Финкенауэр здесь проводит параллели с бандитскими 90-ми: «Да, конечно, в Китае есть такое понятие как «крыша», но здесь оно другое. Я забыл, есть китайское слово. Часто «защита» исходит от самой полиции, если здесь у вас есть бизнес, и вам нужно платить полиции за защиту. Но понятие то же самое, как у вас в 90-х, и практика такая же. Но в таких вещах замешана не только полиция. Например, вы запускаете новый бизнес, и к вам обратятся члены какой-либо преступной группировки или преступной организации по поводу характера бизнеса. И вам сразу скажут, что если не будете платить, то с бизнесом что-то случится. Да, в одних местах полиция играет такую роль, в других – криминальные организации это делают». А что опаснее – столкнуться с крышей криминальной или полицейской? «Это то, что называется выбором Хобсона. Это выбор из двух плохих вариантов, ни один из них вряд ли сработает хорошо», — говорит ученый.

Как понять, какая крыша у компании, с которой у вас бизнес

Когда бизнесмен приезжает из Европы в Китай, чтобы организовать бизнес, и начинает работать с китайскими бизнесменами, он не знает, какая у них крыша. Поэтому у него в будущем могут появиться проблемы. 

«Станет ли это проблемой? Да. Абсолютно. Это одна из тех вещей, которую вы хотели бы знать с самого начала. Сначала вы захотите знать, хотите ли вы вообще участвовать в каком-то бизнесе, с данными связями, деятельностью. Прежде чем вы войдете в эту дверь, вам лучше бы знать и что вы найдете внутри, с кем будете иметь дело, и каковы будут эти отношения», — уверен Финкенауэр.


«Во-первых, про крышу вы никогда не узнаете, вам об этом никогда не скажут, потому что это тщательно скрывается. Это за семью замками. Вы разве что можете посмотреть, как компания работает, как решает проблемы, с помощью каких связей. Но понимание и знание – оно вам, по большому счету, ничего не даст. Что бы я порекомендовал. Если компания работает только с криминалитетом – это будет очень явно видно по определенным поступкам первых лиц. Конечно, тогда с этим бизнесом лучше не работать, потому как мы перед ними бессильны, и даже правоохранители не всегда могут помочь», — отмечает Лысенко.

Криминолог Джеймс Финкенауэр не знает точного ответа на вопрос, много ли в Китае предприятий, которые не имеют крыши. Но подозревает, что это будет связано со стоимостью бизнеса. Если бизнес будет успешным, эффективным, задействовано много денег, то будет интерес к нему от людей, которые могут заработать на этом деньги, обеспечивая защиту. Если это небольшие финансовые операции, низкий уровень дохода, то необязательно, в этом нет большого интереса, поэтому они выбирают, где самые жирные цели…

————————————————-

Джеймс Финкенауэр — известный американский криминолог и автор многочисленных книг об организованных преступных организациях, заслуженный профессор университета Рутгерса. Ранее он был директором Национального института юстиции, не раз посещал Китай от имени Госдепартамента США. 

Вячеслав Лысенко – украинский бизнесмен, эксперт в украинско-китайских отношениях, основатель компании Укр-Китай Коммуникейшин, член Украинского Совета Бизнеса.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

4.6 12 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии