Одесское артиллерийское: как большевики у царя ВУЗ «отжимали»

Развитию артиллерии во все времена уделялось особое внимание. Артиллерия была главной ударной силой во время сражений на суше и на море. К созданию пушек привлекались лучшие ученые, а для грамотного их использования и обслуживания создавались курсы, школы и училища. Одним из таких являлось Одесское артиллерийское училище, которое специализировалось на тяжелой и крепостной артиллерии. Училище было задумано и создано во времена Российской империи, однако после революции было вынуждено покинуть страну. На его месте большевики создали свой артиллерийский ВУЗ, который просуществовал до начала 90-х прошлого века.

В запутанной истории некогда престижного военного ВУЗа нам помог разобраться выпускник 1962 года, многолетний его преподаватель и «хранитель» музея училища (ныне «Военная Академия г. Одесса») — Валерий Крячун.

 Валерий Семенович, чем было славно Одесское артиллерийское?

 — Это знаменитое училище со своей историей, традициями, методикой обучения и воспитания курсантов. В свое время, это был единственный вуз, который готовил командные кадры для артиллерии большой мощности. А к году развала СССР, училище, по всем показателям, было одним из лучших артиллерийских училищ Советской Армии. Его выпускники всегда были гордостью Советской Армии.

 У училища, как мне показалось, довольно запутанная история…

 — Скорее, бурная. В самом начале прошлого века был хронический недокомплект офицеров артиллерии, плюс еще поражение России в русско-японской войне. Поэтому уже в 1910 Одесса была выбрана местом обустройства артиллерийского училища. Земля на 3-й станции Фонтанской дороги была отдана в вечное пользование военному ведомству. Генерал А.Нилус стал первым начальником училища. В 1913 году оно было открыто и было третьим артиллерийским училищем в царской России, это очень значимо. Училищу присвоили наименование «Сергиевское». Однако нормальному обучению помешали Первая мировая, а затем революция 1917 года. Большевики закрыли училище, но за границей оно еще просуществовало до 1923 года. В 1918-м часть юнкеров старших курсов пошла в Белую армию, часть осталась в Одессе. Но в 1919 году, когда заняли Одессу войска Деникина, училище было снова открыто. В январе 1920 года, когда снова занимают Одессу большевики, училище переезжает в Крым, затем в Турцию — и далее в Болгарию и Югославию. База училища была разграблена. Уезжающие за границу юнкера все ценное забрали с собой, и там потом это распродавали. И даже сейчас во многих музеях и частных коллекциях есть вещи Одесского артиллерийского. 

После революции большевики на месте училища организовывают артиллерийские курсы, которые потом становятся школой имени Фрунзе. В 1937 школа снова становится училищем. Во время Второй мировой училище эвакуируют за Урал, но в 1944 оно возвращается в Одессу. А в 1969 году училище становится высшим (ОВАКОЛУ — Одесское высшее артиллерийское командное ордена Ленина училище им. Фрунзе – ред.), переходит на высший профиль c 4-х годичным сроком обучения. Первый выпуск «высшего» училища состоялся в 1973 году, и училище готовило специалистов для артиллерии до 1992 года. После того, как Украина получила независимость в 1991 году, встал вопрос: что делать с училищем? На тот момент три училища были в Одессе, два из которых готовили иностранных военных специалистов и одно только наше училище готовило специалистов для артиллерии. В итоге было принято решение на базе этих трёх училищ создать  Одесский институт сухопутных войск. Наше училище выполняло две функции: мы продолжали учить офицеров-командников до 1997 года и создали факультет ракетно-артиллерийского вооружения. Таких ВУЗов в Украине не было, которые бы готовили таких специалистов.  

 А где осели выпускники «Сергиевского», после того как выехали за границу?

 — Бывшие выпускники разъехались по всем странам не только Европы, есть и в Латинской Америке, и в странах Ближнего Востока. Под Парижем тогда было создано общество одесских офицеров и юнкеров «Сергиевского» артиллерийского училища, и просуществовало оно до 1965 года. Эта организация поддерживала друг друга, помогала больными, семьям умерших, узнавали, что интересного в артиллерии появляется, вместе тосковали по Родине. Когда началась Вторая мировая, многие выпускники училища, которые находились в различных частях Германии и в ее сателлитах, отказались участвовать в боях против Советского Союза. 

 У училища остались какие-то тайны, или уже все известно и написано? 

 — В 2013 году мы отмечали столетие училища, и была написана хорошая книга – «Одесское артиллерийское училище 1913-2013 гг».  Ее писали три автора. При написании этой книги они кое-что у меня спрашивали, но это полностью их заслуга, они многое в неё вложили. Есть и другие книги.  Но, по-моему мнению, есть пробелы в истории «Сергиевского» училища. Сейчас вызывает интерес то, как раньше учились кадеты, например. Мне кажется, что мало написано о первом начальнике ВУЗа А.Нилусе. В интернете есть всего лишь одна его красивая фотография. Это моя фотография, я её нашёл у одного коллекционера в Одессе, и попросил дать мне её сфотографировать. Нилус — это личность, пятью орденами был награжден, он не политик, а ученый. Куда он в итоге пропал — неизвестно. Где я его только не искал: в Болгарии, в Югославии, нигде его нет.  Когда я вышел на одних людей, мне сказали, что он похоронен в Сирии, и даже назвали город, обещали сфотографировать и показать его могилу. Но там сейчас война идет, им не до этого. Раньше у нас в Академии студенты из Сирии учились, можно было что-то придумать, а сейчас это тяжело, но я думаю, что я решу этот вопрос. 

  Как было построено обучение в ВУЗе?

 — Перед Второй мировой, например, когда учились в училище три года, в основном внимание уделялось практике. Такие дисциплины, как математика и химия во время войны — этого всего вообще не было, только военные дисциплины. Но сейчас ввиду технического и научного прогресса — это актуально, поэтому училища и стали высшими, сменились программы, сейчас совершенно в другом ключе идёт обучение. 

 Чему конкретно обучали в разные периоды, какие были предметы?

 — Долгое время это было единственное в Советском Союзе училище по артиллерии большой мощности, это 203-мм гаубицы, 280-мм мортиры, например. Самоходную артиллерию мы уже не учили, потому что после войны её почти убрали. Самыми важными дисциплинами была материальная часть артиллерии. Это, в основном, были системы военного времени: 76-мм пушки, 122-мм пушки, 152-мм гаубицы-пушки, 130-мм пушки. Минометы: 182-мм, 120-мм, 160-мм. Ещё важная кафедра была стрельбы. Это кафедра, где обучали стрельбе из артиллерии. И кафедра разведки, артиллерийской разведки, потому что орудия в одном месте стоят, наблюдательные пункты в другом, они ведут разведку, корректирует огонь с помощью приборов. Была кафедра ремонта и эксплуатации вооружения, потому что системы нужно ремонтировать и вводить снова в строй. Была ещё кафедра общественных наук, на ней учили историю КПСС, экономику, психологию, философию. Была кафедра физики и химии, и отдельно кафедра математики. Это основные были кафедры.

В высшем училище расширили кафедру стрельбы, она стала называться «кафедра стрельбы и управления огнём». Потому что там высшее звено командиров дивизионов учили, которые должны уметь управлять огнём трех батарей c командного пункта.  Добавилась еще кафедра конструкции материалов. В кафедру материальной части входила автомобильная, каждый курсант потом получал водительские права. 

Под Одессой, в 30 км был учебный центр, там всё было: столовая, казармы для преподавателей, клуб, медчасть. А курсанты жили в палатках. И там отрабатывались полевые занятия, стрельба из стрелкового оружия. На стрельбы мы ездили в Широкий Лан, находится он под Николаевым, и есть ещё Тарутинский полигон у границ Молдовы, там были стрельбы из орудий, из любых систем, реактивных в том числе.

В высшем училище за четыре года обучения курсант должен «отстрелять» 8 боевых стрельб: 4 летом и 4 зимой, ежегодно стрелять из автомата, метать гранаты, после второго курса должен поехать на стажировку и стажироваться в должности сержанта. На третьем курсе должен поехать стажироваться в должности командира взвода в войска. Это было на высшем уровне, и мы привозили оттуда бумагу, где выставлялась оценка за стажировку. За границу приходилось ездить, где стояли наши войска, я был в Венгрии, Германии, Польше, и этому уделялось очень большое внимание. Это было c 80-х до 1991 года.

Наши курсанты самоходной артиллерией не занимались. Самоходной артиллерией занимались в Сумском училище. Я как-то приехал в Будапешт и привез курсантов, так их забрали из автобусов и сразу повезли на полигон, где мы пробыли полтора месяца, и за это время они освоили самоходные орудия. 

В 80-х и 90-х добавлялись какие-то предметы, исходя из обстановки в мире?

 — В основном они были те же, просто их пытались как-то усовершенствовать.  Допустим, в стрельбе и управлении огнем появились какие-то новые машины, какие-то новые приборы. Появились новые исчислители, или приборы для расчёта корректуры, по мере возникновения нового и шло освоение. И если что-то появлялось в стране, естественно появлялось это и в вооруженных силах. 

А вы что преподавали?

 — Я закончил артиллерийскую академию, командный факультет, и преподавал тактику.  Там, конечно, учёба тоже на высоком уровне, мне уже сколько лет, но я готов встать на колени перед преподавателями, которые нас  учили. Как сказал один великий человек: не столько человек помнит, чему его учили, как кто его учил. 

Что были в училище за преподаватели, кто эти люди — выпускники или прошедшие войну?

 — В царских училищах были заведения, где готовили преподавателей. После академии они ещё и в войсках побывали. У нас таких заведений, которые готовили специально преподавателей, не было. В среднем училище были преподаватели, которые часто не имели высшего образования, а имели среднее, но это были фронтовики  с большим опытом, очень подготовленные специалисты. В высшем училище с 1969 года чтобы преподавать нужно было иметь только высшее образование, окончить академию, должен быть опыт службы в войсках. Преподаватели должны быть очень подготовленные.  Это любых времен касается: преподаватель не только должен опыт иметь, у него ещё должно быть что-то от бога для того, чтобы преподавать. 

Чтобы быть преподавателем, надо очень много над собой работать, много читать, много знать. Надо наперед знать вопросы, которые ему зададут, чтобы на них ответить. Преподаватели были очень грамотные специалисты, особенно в высшем училище. И я считаю, что курсанту не нужно давать уйму материала, который он сам может найти в учебниках. Преподавайте ему так, как сейчас учат в Америке. Пример приведу: вот ему дали ракету перевезти из одной огневой точки, на огневую позицию где-то, и дали три маршрута. Вот он каждый маршрут должен рассчитать: длину его, сколько займет времени, количество израсходованного горючего, какая будет охрана и так далее. Он по каждому докладывает и делает свой выбор, а за это получает оценку. Вот это я считаю правильным. Но были недостатки и в среднем, и в высшем училище, очень много дают такого, что можно прочитать. Да, надо что-то расшифровать и объяснить, но надо чтобы и курсант сам еще занимался. 

Были преподаватели, особенно фронтовики, вот мы стоим на командном пункте с биноклями, смотрим, где сейчас выстрел, где появится разрыв, чтобы потом его корректировать, были и такие, которые скажут, сейчас будет разрыв в таком-то месте – он просто по звуку знает куда он попадет.

Была ли молодежь среди преподавателей?

 — Нет, молодых не было, были   все  опытные, взрослые. Кстати, был ещё один интересный момент в истории училища. С 1965 года кто-то принял решение готовить  у нас ракетчиков оперативного тактического звена. Ракеты на 300 км –  это отличные ракеты, американцы потом заставили их уничтожить. Они на парадах всегда ездили, это вообще класс. Создали у нас факультет, начали готовить, но потом поступила команда «отставить», потому что нельзя, чтобы он и ракетчиком был, и артиллеристом. Что-то нужно было одно выбирать. 

Еще уделялось много времени развитию курсантов, их возили по различным заводам, возили в порт, показывали какие корабли, как их грузят. Сейчас этого нет. Да и сейчас в порт нельзя вести, кораблей осталось очень мало, да и там уже стоят не наши корабли, а иностранные. Я уже не говорю о том, что я провожу экскурсии иногда в городе, так из 40 причалов у каждого теперь есть свой хозяин, поэтому о чём тут можно говорить…

Что за люди приходили учиться, что они хотели, к чему стремились?

 — Были разные люди. Что положительно, почти 60, а то и более  процентов — это были  украинцы. И если взять историю этих выпускников, то есть чем гордиться Украине, есть с кого брать пример. Брали людей и из войск, он там мог служить год или два.

Брали по желанию?

 — Нет-нет, сдавали экзамены. Из суворовских училищ часто брали, они учились лучше всех, брали способных солдат, а потом уже и из гражданской молодёжи. Конкурс был во все времена минимум один к трём, и было из кого выбирать. Единственное, кого набирали без конкурсов, я был командиром дивизиона — и это была моя прерогатива, брали если сирота и способный, брали если военнослужащий и выполнял какой-то долг в Монголии, во Вьетнаме и так далее. Но я должен сказать, что из Украины было очень много людей во все времена, начиная с 1913 года. 

Как выбиралась кафедра, или все учились одинаково?

 — Были подразделения, взводы, батареи и дивизион, в зависимости от курса увеличивалась и нагрузка.  На первом курсе у всех одинаковая программа обучения, а вот уже в группе, в взводе — там уже учёба со своими особенностями, уже этот материал учился по-разному. Вы понимаете, что бывает преподают всем одинаково, а усваивают все по-разному. Я вам так скажу, моё личное убеждение, что должны быть не только знания, а и организаторские способности у человека. У меня были выпускники, которые закончили с отличием, приходили в войска — и у них ничего не получалось. А были средней успеваемости курсанты, но были отличными офицерами войск и становились генералами. У нас  в истории   Одесского артиллерийского училища 250 генералов, об отдельных из них можно рассказывать часами. 

То есть четыре года учебы все учатся одному и тому же?

 — Да,  учились одинаково, но когда они уже приходили в войска, кто-то попадал в огневики – это те, которые с орудиями имеют дело, а кто-то попадал командиром взвода разведки. Потом уже профессиональный рост был, кто становился комбатом, управлял и разведчиками, и огневиками, и так далее, а учебная программа была у всех одинаковая. В войсках их распределяли и назначали на должности, а там они себя уже проявляли. 

Раз мы уже заговорили о генералах, какие легенды училища у вас самые известные? 

 — Например, маршал Союза Кирилл Москаленко,  он украинец, из Донецкой области. 

Ещё наш выпускник Валериан Пономарёв,– он знаменитый конструктор боеприпасов. 

Коваленко Альфред Павлович –  специалист ракетно-космической сферы, участвовал в запуске космонавтов из 18 стран мира и более 100 космонавтов Советского Союза. 

Ратнер Георгий –  хирург с мировым именем. Знаменитый Жаботинский Леонид  –  четырежды чемпион мира и дважды чемпион Олимпийских игр. И другие. Из современных – генерал Вячеслав Горбылев, это мой бывший курсант. Игорь Лунев – командующий сил спецопераций. Генерал Владимир Шкидченко —  бывший министр обороны Украины, сейчас он уже в отставке. В.Зарицкий,  генерал-полковник, экс-командующий войсками ракетной артиллерии и сухопутных войск РФ, наш выпускник 1986 года. Сейчас артиллерийской академией в Санкт-Петербурге командует наш выпускник. За всю историю Советского Союза, почти все начальники артиллерии всех округов в разное время были нашими выпускниками. 

Я скажу, что лучшими выпускниками всегда были одесские. Когда приезжали выпускники после окончания куда-то в войска, их строили сразу и спрашивали: кто что закончил, и выпускникам одесского артиллерийского училища, как правило, давали лучшие места. Артиллерийские ВУЗы, начиная с царских времен, всегда пользовались авторитетом. И когда в кадетских корпусах были выпуски, тем, кто закончил с отличием, предлагали выбирать, куда поступать, и они всегда выбирали инженерные училища, и артиллерийские, потом уже шла пехота, кавалерия и всё остальное. 

Еще мэр Одессы Геннадий Труханов — выпускник 1986 года. Он учился на командном факультете, заканчивал высшее училище на общем командном факультете артиллерийского профиля. После этого он заканчивал Академию управление при президенте Украины, какая-то такая есть, потом, по-моему, факультет Юридической академии. То есть он имеет и гражданское образование в том числе.  А так он уволился капитаном и пошёл по политической линии. Все эти кафедры, которые были у нас, вот, например, поступил курсант. Его кафедра матчасти учила матчасти, кафедра стрельбы учила, как из этих орудий стрелять, кафедра разведки учила, как разведку вести, кафедра психологии, истории учили своему, и он это всё учил. Кафедры учили всех одинаково.  

Как для военного училища, к вам приезжало слишком много известных людей…

 — Многие приезжали, тогда было все налажено. Певцы и певицы Клавдия Шульженко, Марк Бернес, Поль Робсон, Леонид Утесов, актер Михаил Пуговкин, композитор Соловьев-Седой. Маршалы Блюхер, Фрунзе, Якир, Жуков, Ворошилов и многие другие.

Здесь когда-нибудь учились иностранцы?

 — Нет-нет.  У нас иностранцы не учились. Это в Одесском зенитном училище, которое в 1949 году перевели из Горького в Одессу. На момент, когда Украина получила независимость, здесь было Одесское высшее командное объединённое краснознамённое училище.  В 1965 году советские курсанты были переведены в Киев, а тут учились иностранцы из 40 стран мира: Африки, Латинская Америки, Ближнего и Дальнего Востока …  И зенитным училищем  оно стало в 1965 году, не зенитное, а стало Одесское высшее объединенное командно-инженерное училище, где тоже учились курсанты из 40 стран мира, но в 1991 году они все разъехались по своим домам, а база осталась, и на ней был создан Одесский институт сухопутных войск.  

Подозреваю, что ваши выпускники участвовали во всех  военных конфликтах, которые были в советское время…

 — Да, участвовали в Венгрии, Чехословакии, Вьетнаме,  Анголе, Сомали. 

А в Афганистане?

 — Были в Афганистане. Конечно.

А что сейчас с этими полигонами, про которые вы говорили?  Они все действуют?

  — Широколановский полигон – один из действующих и лучших полигонов  южного оперативного командования, он остался действующий и совершенствуется.  А за Тарутинский полигон сейчас идет борьба. Насколько я информирован, там гражданские начали захватывать территорию полигона и её распахивать. Насколько мне известно, по судам отдают землю снова вооруженным силам, придумали, что это теперь заповедник, но заповедники нельзя ведь трогать, эта информация из открытого доступа. Как там сейчас решается вопрос?  Может быть это и много для Вооруженных сил, но если вы у них что-то взяли, вы тогда должны вооруженным силам чем-то помочь. К примеру, сейчас на территории артучилища, где был парк,  строят 9-этажное здание. Это же военная земля, так дайте военным квартиры за то, что вы строите на их земле. И по полигонам, если что-то забрали, то дайте военным что-то, постройте дома, что ли, для них.  Ну а у нас в Академии есть свой полигон в 30 км от Одессы, но там нельзя стрелять из орудий, можно только из стрелкового оружия, и там десантируются, проходят полевые занятия. Наши курсанты даже десантируются в Чёрное море, в 200 м от берега, и это похвально для нас.

Как раньше происходили стрельбы на полигонах? 

 — Когда на полигоне идет стрельба, полигон оцепляется, со всех сторон посты стоят, чтобы никто не попал на полигон, потому что идет стрельба боевыми снарядами.  Мы расстреливали по семь-восемь вагонов боеприпасов, если сразу выезжает все училище.  Один дивизион обстрелял, уезжает, потом второй приезжает, и так далее. Потом,  после стрельб,  прочесывается весь полигон, чтобы там не было неразорвавшихся снарядов, так положено по документам. Если где-то что-то оставалось — подрывали, на этом всё заканчивалось. И так до следующих стрельб, практически каждую неделю проходили занятия.

Был ли шанс сохранить училище после развала Союза? 

 — Сам ВУЗ, как таковой, остался,  мы готовили офицеров до 1997 года, а потом мы стали готовить артиллеристов. Кроме того, мы и десантников начали готовить. Когда было решение принято ликвидировать и Одесский институт сухопутных войск, то наше здание отдали Одесскому педагогическому университету. И сколько после этого Министерство обороны не пыталось забрать назад  эту территорию, не получается. Конечно, это была очень большая ошибка, что перевели туда, никто туда из наших офицеров не поехал, но мы боролись и оставили здесь военный институт Одесского национального политехнического университета, когда забрали курсантов туда. Тут, в основном, были факультеты последипломной подготовки, подготовки офицеров запаса, научный центр. В 2011 году было принято решение вернуть Одесский институт сухопутных войск в Одессу, его вернули, за исключением общевойскового факультета, тот остался там. Тут уже началась Академия, много факультетов, сейчас готовим здесь морскую пехоту, автомобилистов, спецназ, разведку войсковую, десантно-штурмовые подразделения, специалистов тыла. У нас большое количество курсов по переподготовке, но в данный момент коронавирус,, как и всей стране, скажем так, мешает. 

Все фото из архива В. Крячуна

4.9 8 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
3 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Алексей Беспалько
Алексей Беспалько
8 дней назад

Валерий Семенович! СПАСИБО за ПАМЯТЬ!

Роман
Роман
6 дней назад

Валерию Семёновичу низкий поклон и многие лета! С наступающими днём артиллерии!

Юрий Викторович
4 дней назад

Валерий Семёнович, хотелось бы еще услышать от вас рассказ об образовании Одесского высшего общевойскового командного Краснознаменного училища им. М.В. Фрунзе — с момента учреждения до 1965 года, когда училище было переведено в Киев.