Бизнес и наука указывают в одном направлении

Когда поднимается вопрос о том, когда можно вновь открыть государства, политикам не нужно выбирать между общественным здравоохранением и экономикой.

Сейчас все задаются вопросом: когда снова станет безопасно и появится возможность вести свою деятельность прежним способом? Деловые круги утверждают, что для экономики должны быть сняты ограничения; ученые в области общественного здравоохранения утверждают, что еще слишком рано; а политики изо всех сил пытаются предпринять хоть какие-то дальнейшие действия. Однако политикам нужен не путь, а процесс. А когда дело доходит до разработки процесса принятия важных решений в текущей ситуации, то бизнес-лидеры и ученые на удивление хорошо понимают друг друга, и их мнения совпадают.

За последние несколько десятилетий компании по всему миру обратились к научным исследованиям, чтобы принимать решения, когда ставки компании высоки, а результаты неопределенны. Вместо того, чтобы полагаться на мнение группы людей, сидящих в зале заседаний корпоративного совета директоров, чтобы сделать радикальный и зачастую необратимый выбор, компании начали экспериментировать. Сегодня инновационные компании с большей вероятностью предпримут действия, основанные на тщательно контролируемых A/B-тестах рыночного спроса или подробном анализе сегментации рынка.

Соединенным Штатам нужен процесс, отражающий сильные стороны такого подхода и помогающий нам ответить на ряд важных вопросов: Какие гипотезы могут направить нас по неверному пути? Как быстрее всего разрешить любые неопределенности? Как мы можем учиться и адаптироваться? И, возможно, самое главное, как мы можем принимать с особым вниманием альтернативные факты и использовать их, чтобы изменить курс?

Есть много способов применения многоступенчатого процесса решения задачи, который используют бизнесмены и ученые, к текущей ситуации, но по крайней мере можно выделить три из них.

Мы должны проводить или, по крайней мере, наблюдать за множеством социальных экспериментов. Разные штаты и юрисдикции, а также разные страны по всему миру могут предоставить результаты таких наблюдений, указывая на то, что работает, а что — нет.  В США на протяжении долгого времени не раз использовались штаты в качестве лабораторий для всей нации. Вместо того, чтобы придерживаться жесткого национального подхода или позволять каждому штату идти своим собственным обособленным путем, мы можем воспользоваться возможностью критически оценить то, что происходит в каждом штате. Следовательно, мы сможем оценить связи между условиями окружающей среды и социальной политикой, которую они используют, а также как это влияет на течение болезни в каждом из штатов. Затем мы сможем поделиться этими данными со всеми нациями, чтобы другие государства тоже могли их применить.

Сообщества, как и люди, ведут себя неоднородно. Изучая такую вариативность поведения, мы часто открываем природные принципы, которые сегодня определяют точную медицину. То, что мы когда-то считали раком груди, на самом деле представляет собой совокупность заболеваний, которые отчасти различаются по своему естественному происхождению и чувствительности к различным видам лечения. Подобное мышление уже влияет на нашу интерпретацию того, что произошло в других странах: например, почему Италия так пострадала от пандемии, а в Германии ситуация была относительно щадящей? Почему за быстрым успехом Сингапура последовала резкая эскалация случаев? Здесь, в Соединенных Штатах, мы можем применить это к нашим штатам, городам и округам.

Но поскольку правительства штатов и местные органы власти проводят свои эксперименты в режиме реального времени, нам необходимо найти способ контролировать этот процесс. Традиционные научные опыты в ситуациях высокого риска контролируются советом, имеющим полномочия остановить опыт, если информация за интервал покажет, что либо затраты, либо выгода более значительны, чем ожидалось. И передовая научная практика, и передовая практика инноваций заранее создают механизмы раннего предупреждения и наблюдения для того, чтобы остановить эксперимент или изменить его направление, если это необходимо. Мы будем искать ранние всплески уровня инфицирования; политика, направленная на открытие экономики, почти наверняка должна включать в себя надежные и представительские меры для тестирования. Если бы такая практика показала себя эффективной, это бы создало беспристрастный и независимый совет для наблюдения за сбором таких данных и вынесения своевременных рекомендаций на их основе.

Возможно, наиболее важным аспектом является то, что хорошая научная и деловая практика показывает готовность проверять гипотезы и признавать тот факт, если они показали ошибочными. Политики же склонны защищать свои решения даже перед лицом доказательств противоположного. Лучшие ученые и новаторы в бизнесе признают, что, когда они находят применяемый способ не действенным, это позволяет им понять, где же находятся верный путь к решению задачи.

Оказывается, политикам не нужно выбирать между наукой и бизнесом. Вместо этого им следует использовать инновационные принципы, уже давно принятые обеими сторонами, чтобы наметить дальнейший путь, идя шаг за шагом, от эксперимента до эксперимента.

Оригинал статьи: https://www.theatlantic.com/ideas/archive/2020/04/medicine-and-business-are-more-aligned-you-might-think/610447/

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии