Коллекторы сервиса «Монетка»

«Кто прощает преступление, становится его сообщником»
Вольтер

Время пандемии COVID-19 в 2020 году – время больших перемен. Многие компании малого и среднего бизнеса, весьма успешно работавшие до начала эпидемии, приостановили свою деятельность и оставили после себя задолженности перед банками. Многие украинцы, имевшие кредиты, остались без работы, доходов, а, соответственно, и погашать долги перед банками стало нечем. Многие, оставшись без работы, решались на отчаянные шаги, брали и берут микрозаймы под сумасшедшие проценты, чтобы хоть как-то прожить или перекрыть другой займ, потому что не всегда получается погасить задолженности вовремя. Таким способом люди становятся все больше и больше заложниками финансовых структур. Ведь, если не погашать займ долгое время, то могут нагрянуть и коллекторы. Те, кому довелось столкнуться с коллекторами, знают, что методы их работы далеко не всегда гуманны, этичны и в рамках закона. Запугивания, угрозы, шантаж, психологическое давление, физические спецмероприятия – довольно распространенные способы воздействия на должников с одной лишь целью выбивания долга или отъема имущества. Но заем займу рознь. Одно дело, если вы осознанно идете на этот шаг, понимая все последствия непогашения заложенности, и совершенно другое, когда вы оказываетесь заложниками чьих-то действий. «Объектами преследования» коллекторов становятся люди, которые выступили поручителями финансовых обязательств своих знакомых, причем часто они могут даже не догадываться об этом. Ситуация абсурдна! Спрашивается, что происходит? И вот, когда вы себе задали этот вопрос, обычно становится уже поздно. Все уже произошло. Нелегко в такой ситуации предпринимателю сохранить душевное равновесие, спокойно и плодотворно работать, потому что все внимание, время и силы коллекторы будут перетягивать на себя. Именно так действуют коллекторы сервиса «Монетка».

История Юрия Копишинского, директора киевской компании Webpromo:

«Утро понедельника. По понедельникам у нас проходят в компании совещания с командами. В 10:30 на мобильный телефон мне начинает названивать незнакомый номер, я делаю сброс. Он звонит снова. И так происходит несколько раз.

После завершения дел я перезваниваю по надоедливому номеру, автоответчик говорит: “Здравствуйте, вы позвонили в «Монетку», оставайтесь на линии.”  Я подумал, видимо ошиблись номером. На конце провода девушка взяла трубку. Я поздоровался, она обратилась ко мне сразу по имени и начала задавать вопросы: “А ваша мама это такая-то? Сестра такая-то?” Я был крайне удивлен, откуда у них данные моих родственников. Девушка сообщила, что какая-то родственница взяла кредит в «Монетке» и указала меня поручителем. Удивительно то, что я совсем не знаю человека, бравшего у них кредит. Да и с родственниками в целом мы не сильно близки. Я им ответил: “Я не могу быть поручителем, так как этого человека не знаю. Я уверен на 100%, что и номера моего нет у этого человека”. В ответ услышал: “Вас указали поручителем в личном кабинете”. У меня сразу возник логичный вопрос: “А как мне это исправить?” На что мне ответили: “Позвоните вашей родственнице и скажите, чтобы она вернула деньги”. Тут меня накрыла волна возмущения: “Подождите, я вам что-то должен?” Мы поговорили на повышенных тонах, мне нахамили, назвали неадекватным, и я бросил трубку. Суть в том, что в разговоре из тебя делают дурачка и некорректно вызывают на эмоции и хамят.

В итоге, когда начали разбираться, оказалось, что это какие-то очень дальние родственники, как образно говорят: правого колена по бабушкиной линии дедушкиного зятя дочки сын… Приблизительно такая иерархия отношений… Но знать я их не знаю, никогда в глаза не видел, и уж тем более никогда телефонными номерами мы не обменивались…

Я звонил женщине-оператору «Монетка» еще полдня, так как мне систематически звонил авторобот с текстом: “Верните деньги в «Монетку»” и бросал трубку. Самое ужасное то, что ты бессилен в этой ситуации. Ты вообще ничего не можешь с этим поделать. Не можешь заблокировать номер, так как он идет с искажением цифры через какой-то сервис. Они поставили мой номер и номер моей сестры на автодозвон и названивали по 40-50 звонков в день! Вы представляете, что такое 40-50 звонков в день? Я вам расскажу, невозможно ни встречу провести нормально, ни совещание, — это очень сильно мешает рабочему процессу. И так длилось 2 дня.

На второй день я им пытался дозвониться сам, но безуспешно. Они принимали вызов, оставляли рядом трубку и не разговаривали со мной. Я пошел дальше, я нашел учредителей конторы, нашел их ЕДРПУ, данные о регистрации, нашел человека, у которого есть общие друзья с этим собственником. Мне дали какой-то номер, я позвонил на него и объяснил ситуацию. Голос на конце трубки сообщил, что передаст информацию кому-то. Но далеко не факт, что так и произошло, так как в итоге ничего не поменялось. Вы же понимаете, это бизнес такой — вымогательство «шарашкиных контор», которые выдают кредиты под сумасшедшие проценты.

Наступил третий день. Все без изменений. Хочу сказать, что в первый же день я написал пост в социальной сети, и в комментариях люди начали советовать, что делать. Но кому я там буду говорить, что я напишу на них заявление в полицию? Роботу, который названивает? Я оказался в безвыходной ситуации, ничего не могу с этим поделать. Меня терроризируют звонками и говорят “верните деньги”, которых я не брал или “найдите человека”, которого я в глаза не видел. Но я-то тут причем? Ситуация ужасная…

На мой запрос показать документы, у них нет здравой аргументации, а есть ответ: “Мы же вам сказали, что нужно делать”. Что бы вы понимали, ты оказываешься в патовой ситуации, без рычагов влияния. Тебя ставят на автодозвон, ты уточняешь что нужно сделать, чтобы тебя удалили из этой базы, в которую тебя добавили безосновательно. Тебе говорят найти человека, чтобы он вернул деньги. Другого способа нет.

Мне порекомендовали обратиться в полицию, но для этого у тебя должен быть зафиксирован разговор, без этого они ничего не будут делать. Когда я перезваниваю в контору и говорю: “Давайте мы с вами еще раз проговорим, что я должен делать, наш разговор будет записываться”, они сразу бросают трубку. Номер телефона, с которого «Монетка» звонит, ты должен зафиксировать для полиции, а это не представляется возможным.

Потом я обратился в киберполицию, зашел на их сайт. Там можно оставить онлайн запрос. Я написал запрос, описал ситуацию, указал номера, свой и по которым звонил им, проблему, сайт. Через два часа киберполиция мне перезвонила и задала уточняющие вопросы о том, что произошло и подтвердили мои данные, дали свои рекомендации по тому, что нужно сделать. Оказалось, что мне нужно обратиться в Национальную комиссию по ценным бумагам и фондовому рынку и Нацбанк, дали их номера телефонов. Порекомендовали обращаться с жалобой в Нацбанк, потому что это в их юрисдикции, напишите жалобу в НКЦБФР. А то, что мой номер используют без моего согласия, не имея на то право — необходимо обратиться в Международный комитет по защите прав человека, в департамент, который отвечает за защиту персональных данных.

Первое, что я сделал — позвонил в Нацбанк, на что получил ответ: “Мы этим не занимаемся, звоните в Национальную комиссию, там вам должны помочь”. Набираю Национальную комиссию, мне говорят: “Пишите заявление и отправляйте его в электронном виде”. Я его написал онлайн и отправил. На следующий день получаю ответ: “Мы не можем принять в этой форме заявление, вам нужно написать его от руки, отсканировать и отправить нам в электронном виде”. Сделал. Через 4-5 дней «Монетка» перестала звонить.

Жду дальнейших действий от киберполиции, так как у них находится мое заявление, но она молчит. Спустя три недели меня набирает участковый следователь Оболонского района, где я проживаю. И говорит: “Мне киберполиция передала ваше обращение, мы не в правовом поле решать вопрос, пока не получим от вас физического заявления. Расскажите, что у вас произошло”. Я рассказываю. Мне предлагают прийти и написать заявление, чтоб киберполиция смогла пустить дело в ход. И добавляет: “Но, если вас уже не донимают звонками, то можно уже ничего не делать”.

Вот так у нас все работает!»

Комментарии эксперта, адвоката Шевченко Максима Владимировича

— Скажите, пожалуйста, с юридической точки зрения законны ли действия сервиса «Монетка» в данной ситуации?

— Дело в том, что сервис «Монетка» в частности, и вообще коллекторские фирмы в Украине, очень часто, в 99 % случаев ходят по грани. У них есть, несомненно, консультанты, которые определяют некие черты, за которые нельзя заходить, но и их они периодически нарушают. Они пользуются фактическим отсутствием хорошей правовой базы регулирования их деятельности и граней закона. Их действия, описанные в случае с Юрием, можно квалифицировать по двум составам действия относительно того, что тянет за собой нарушения. Нарушение обозначено у нас в кодексе по административным правонарушениям. Статья 173. Мелкое хулиганство, карается штрафом, довольно небольшим. Мелкое хулиганство выражается в беспокойстве данного гражданина, нарушением общественного порядка, нахальным поведением и обижающим его поведением. Но статья эта не страшная, если можно так сказать. И в том то и проблема возникает, что правоохранительной системе, правоохранительным органам крайне не хочется этим заниматься и ввиду того, что очень часто подобного рода сервисы и коллекторы смещены, то есть они не находятся в одном населенном пункте с человеком, на которого они воздействуют. Дотянуться до них довольно-таки непросто, потому что они скрывают свои номера телефонов, скрывают номера регистрации, и простой рядовой полицейский просто не понимает, что ему делать, чем заниматься, и это в том числе порождает безнаказанность.

Однако есть и более весомые статьи уголовной квалификации. Статья 182 Уголовного кодекса Украины, которая предусматривает наказание за нарушение неприкосновенности частной жизни. Незаконный сбор информации, ее сохранение, использование, распространение конфиденциальной информации относительно лица или незаконное изменение данной информации. В данном случае, я считаю, что те действия могут быть квалифицированы в этом плане, потому что они узнали телефон этого лица. И здесь, конечно, важно понимать детали — это личный телефон, контрактный и тому подобные вещи, чтобы четко указать, что это нарушения его прав на личную информацию. Также здесь можно говорить о распространении информации о человеке вовне кем-то. Кто-то распространил, отдал эту информацию той же «Монетке», либо коллекторской компании. Вот эта квалификация уже является уголовным правонарушением. И, следовательно, вносится в соответствующий реестр досудебных расследований. И тогда у полиции есть возможность и желание работать по этой квалификации. Она более тяжкая, перспективная и она как раз наиболее эффективная в данном случае. Здесь главное — нарушение закона.

В чем возникает проблема? То, с чего я начал, это грань для коллекторов, которая определена. Она как раз позволяет им действовать вне рамок правового поля, потому что правовое поле фактически не очерчено. На данный момент у нас нет действующего закона, который бы определял: кто такие коллекторы, что они могут делать и как они могут действовать. Поэтому, по сути, нарушения по двум положениям закона: Статья 173 КоАП. Мелкое хулиганство, и Статья 182 УК Украины. Нарушение неприкосновенности частной жизни

— В декабре 2019-го Рада приняла в первом чтении законопроект №2133 о защите должников от противоправных действий коллекторов. Насколько, по вашему мнению, он изменит текущую ситуацию в стране?

— Если говорить сухо о самом законе, то в случае его принятия и исполнения — а это разные вещи, и это надо понимать, потому как мы живем все-таки в Украине — он должен, конечно, кардинально поменять сегодняшнюю ситуацию. Во-первых, он имеет в себе уже определение коллекторской деятельности. Вводится лицензирование коллекторской деятельности, то есть возникает орган, который контролирует исполнение этого закона и выдает лицензию на совершение этой деятельности. А это за собой тянет необходимость соблюдения лицензионных условий, то есть, когда человек обращается и подтверждает обращение фактами, что та или иная компания, в данном случае коллекторская, имея лицензию на производство этой деятельности, нарушает определенные условия, то есть нарушает условия закона она лишается этой лицензии. Соответственно, этот закон в том проекте в первом чтении, в котором он принят, вводит довольно жесткие ограничения, которых сегодня в принципе не существует. Устанавливаются временные рамки, когда коллекторы могут звонить — с 20:00 до 9:00 запрет на звонки человеку. Он запрещает использование контактов, которые не относятся к должнику. В данном случае, если мы рассматриваем тот эпизод, который описан выше, человек вообще не принимал никакого участия. Есть поручитель, но он таким не являлся, сервис его просто изводил звонками для того, чтобы его руками заставить кого-то там вернуть эти деньги. Коллекторам запрещается законом вмешательство в личную жизнь, запрещается унижать человека, запрещается использовать угрозы, запрещается использовать мат, запрещается распространять неправдивую информацию. В данном случае этого не было, но коллекторы даже не грешат тем, что разрисовывают подъезд человека пишут оскорбительные вещи на стенах. Поэтому, если этот закон все-таки будет принят в том виде, в котором он есть сегодня, при условии его исполнения и наличия лицензионного органа, то конечно мы придем к благоразумному подходу.

— Из вашей практики, как юридически происходит борьба с коллекторами на территории Украины?

— В моей практике это было следующим образом. Поскольку эти грани, как я уже говорил, размыты, я обращался от имени клиента в правоохранительные органы, мы начинали расследование. Мы уведомляли об этом расследовании коллекторскую компанию. Пишется ряд уведомлений, составляются документы, которые направляются в том числе и в коллекторскую компанию и правоохранительную систему. Получение обратной связи от этой системы, внесение в реестр досудебных расследований по той либо другой квалификации, потому что в этом случае, о котором мы говорили, была квалификация Статья 182 УК Украины. Могут быть и другие в зависимости от действий самих коллекторов. Они могут быть разные. Поэтому, если это, скажем так, прямое столкновение, то в том числе и физическое воздействие на людей бывает происходит. Внесение в ЕРДР, начало расследования по делу. Исходя из моей практики, чаще всего при наличии внесения в ЕРДР и наличии вводного производства коллекторы отступают. Если мы не ведем речь о прямых заемщиках, то есть, когда человек лично взял эти деньги. Тогда, конечно, вступают уже несколько другие вещи и очень часто это уже исполнительная служба. Они действуют совместно, возникает связка: наличие уголовного производства и наличие, допустим, гражданского производства. Обжалование судебных решений, если там были те или иные нарушения. Но, по сути, коллекторы очень не любят, когда их деятельность выходит во вне, то есть, когда уже ими начинает интересоваться правоохранительная система, тогда они довольно часто уходят в тень. Но и правоохранительная система у нас тоже, к сожалению, не идеальна, поэтому с ней нужно работать.

— Что бы вы порекомендовали людям, столкнувшимся с такой ситуацией?

— Первый мой совет постараться с ними максимально спокойно общаться. Потому что тут уже вступает не юриспруденция, а, наверное, психология, если можно так сказать. Основная задача, которая стоит перед коллекторами, на сегодняшний день использование прежде всего психологического воздействия на человека, давления определенным образом и так далее. И если они чувствуют, что они нащупали эту слабую точку, они начинают на нее давить, долго, нудно и им не надоест.  Если же они понимают, что они общаются со взрослым человеком, который адекватно оценивает происходящее, адекватно с ними разговаривает, то их пыл снижается. Если же начинается агрессивное количество дозвонов, в том числе и в нерабочее время или, в том числе и автодозвоны, которые мешают жить, то несомненно стоит обратиться в полицию.

И попутно, есть орган НКЦБФР, который должен регламентировать деятельность не столько коллекторской компании, сколько компаний, предоставляющих финансовые услуги.  Финансовые услуги попадают под коллекторские компании, как мы их называем, до отсутствия определения, являются просто колцентрами дозвона. Но при этом они не являются обладателями финансового ресурса. О чем мы говорим, чтобы было понятно: есть заемщик и есть его кредитор, допустим, банк. И этот банк продает его долг финансовой компании, вот финансовая компания на сегодняшний момент времени является ликвидируемой. Их контролирует НКЦБФР. При обращении в нацкомиссию необходимо выяснить, о каком долге идет речь, кто является держателем этого долга. И обращение НКЦБФР позволяет как раз приструнить прежде всего финансовую компанию, которая либо имея своих коллекторов, либо обращается к кому-то из коллекторов за помощью для оказания этой услуги, приструнит и их. Потому что они прежде всего боятся внешнего вмешательства и уголовного производства, если есть, конечно, основания для этого: физическое воздействие, угрозы, в том числе угрозы жизни, угрозы расправы — это все уголовно наказуемые деяния.

Хорошо, что у Юрия все закончилось очень быстро, в силу быстрого реагирования на ситуацию. Но он потратил на ее урегулирование всю рабочую неделю. А для бизнесмена это могло обратиться катастрофой, за это время с бизнесом могли случиться необратимые последствия. К примеру, пока он общался с госструктурами, коллекторами, занимался поиском дальних родственников, отвлекался на автодозвон, компания могла проиграть в тендере, не выполнить должным образом — качественно и в срок — обязательства перед клиентами, и много еще неприятностей могло произойти… А конкурентам только это и надо. Ведь бизнес живет в постоянной конкуренции, причем недобросовестной. И инструменты для устранения конкурентов могут применяться самые разные. 

Обратите внимание, как у нас в государстве происходит борьба пострадавшего с коллекторскими организациями? Коллекторы надевают на голову проблему больше, чем она есть и постоянно нагнетают обстановку. И ты в этом варишься. Пока ты бегаешь по госструктурам в поиске защиты, понимаешь, что полиция тебя не спасет. Она просто физически не может обеспечить твою безопасность — это не ее профиль работы, ее профиль — расследовать уже случившееся, а тут нет еще состава преступления, поэтому в данной ситуации, полиция бессильна.  Более того, борьба с коллекторами не в юрисдикции всех перечисленных выше структур. Да, некоторые из них занимаются последствиями нарушения законов. Но суть не в этом! Надо не допустить преступлений, а не расследовать случившееся.

3.7 3 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии