Красный капитализм: как живется в Китае миллиардерам-коммунистам

Представьте себе такую гипотетическую картину – Москва, Красная площадь, Мавзолей, торжественный голос за кадром: «На трибуну поднимаются члены Коммунистической партии, миллионеры и миллиардеры Советского Союза – Михаил Андреевич Суслов, Николай Викторович Подгорный, Арвид Янович Пельше, Виталий Иванович Воротников и Михаил Сергеевич Соломенцев». Представили? Нет? Я тоже себе такого не представляю. Как советский коммунист может быть миллионером? Партия такого никогда не позволит. А вот современная коммунистическая партия Китая – вполне. Главное условие – не выставлять политических требований.

Сторонники коммунистических идей справедливо заметят, как же так: название правящей партии — коммунистическая. Она проводит пленумы и съезды, на них с отчетным докладом выступает генеральный секретарь, он же глава государства. Национальный флаг — красный. На улицах висят красные транспаранты с партийными лозунгами. То есть в Китае сохранилось то, что в СССР было разрушено, и Китай в результате стал сверхдержавой.

Партия и бизнес

Растущее проникновение партийных органов в китайский частный бизнес берет начало с важной идеологической реформы, произведенной в Китае в начале 2000-х годов. Эта реформа была связана с выдвинутой китайским лидером «третьего поколения» Цзян Цзэминем идеологической концепцией, известной как «теория трех представительств». Избранная Цзяном формула сводилась на практике к следующему: нормы коммунистической идеологии должны приспосабливаться к текущим интересам развития страны. «Представительство передовых производственных сил» в этой интерпретации предполагало, что партия должна открыть свои ряды для тех, кого она ранее была склонна относить к «эксплуататорским классам», а именно — для частных предпринимателей.

Теория формализовала сформировавшуюся в стране за годы политики «реформ и открытости» специфическую политико-экономическую модель и устраняла формальные препятствия для сращивания партийно-государственного аппарата и частного капитала. К началу 2000-х годов это сращивание уже шло полным ходом. Китайская политика реформ и открытости дала ряд выдающихся примеров реализации частной инициативы, одним из которых является Джек Ма.

Только несколько лет назад стало известно, что основатель компании Alibaba Group и самый богатый человек Китая Ма Юнь (Джек Ма) оказался членом Коммунистической партии Китая. О членстве Ма в КПК стало известно после того, как официальная газета партии опубликовала список 100 лиц, совершивших значительный вклад в государственную программу экономических реформ. В списке фигурирует имя Джека Ма, там же отмечается, что он — член партии. Когда он стал ее членом — не сообщается. В Alibaba отказались комментировать членство основателя компании, но заверили, что его политическая позиция не влияет на работу компании.

Джек Ма

Богатство не гарантирует защиту

В КНР можно вести бизнес и без помощи государства, но содействие центральной или местной власти может помочь в развитии бизнеса за счет дополнительных льгот и преференций — например, выделения земли без проведения аукциона, возмещения ранее уплаченных налогов из бюджета, кредитования в банках на льготных условиях, доступа к государственным закупкам и т. д. Верит директор фирмы в коммунизм или нет, неважно. Мнение самых значимых игроков на рынке может учитываться и при разработке правил государственного регулирования деятельности. Поэтому большинство крупных частных предприятий в той или иной мере налаживают связи и сотрудничают с властью для собственного же блага. В противном случае, они ставят себя в невыгодные условия по сравнению с государственными предприятиями и более лояльными конкурентами.

При этом система выстроена так, что миллиардеры в КНР не могут быть независимыми и самостоятельно влиять на власть: богатство нельзя конвертировать в политическое влияние и оно не гарантирует защиты от тюрьмы в случае попадания в «опалу».

Вспомним того же Джека Ма. 24 октября на конференции в Шанхае, на которой собрался весь финансовый цвет Китая, миллиардер не стеснялся в эпитетах: по его словам, регуляторы «душат инновации», а банки работают по «менталитету ломбарда». Финансовый надзор нужно реформировать, чтобы он помогал стимулировать рост. В этом дерзком выступлении Ма обрушился с критикой на финансовые регуляторы Китая и местные банки, которым подобный «удар в лицо» совсем не понравился. Регулирующие органы были уязвлены и решили, что необходимо начать сдерживать рост разросшейся финансовой империи Ма. Власти стали собирать отчеты, которые дошли до высшего руководства Китая, включая председателя КНР Си Цзиньпина. Пекин погрузился в тему и потребовал тщательного расследования бизнес-активности компании, что и привело к приостановке IPO Ant Group. Распоряжение о приостановке IPO мог отдать лично Си Цзиньпин. Говорят, что ему все равно, на каком месте в списке богатейших людей мира находится бизнесмен. Председателю компартии Китая интересно, что человек делает, когда разбогател, и сверяет ли он свои интересы с государственными.

председатель КНР Си Цзиньпин

Партком по-китайски

В Китае сейчас десятки миллионов частных фирм. Недавно правительство провело исследование среди предпринимателей. Из 8 тысячи ответивших более половины сказали, что состоят в партии. Но за привилегии надо платить, то есть ежемесячно вносить партийные взносы.

Стремясь укрепить контакты с партийными органами, не только китайские частные предприниматели, но и иностранные бизнесмены, работающие в Китае, активно поощряют формирование на своих предприятиях партийных ячеек КПК. По данным орготдела ЦК КПК, на конец 2016 года партийные ячейки действовали в 68% негосударственных предприятий и 70% компаний с иностранным участием, работавших в Китае.

Целый ряд крупных китайских бизнесменов, таких как основатель крупнейшей компании в области электронной коммерции JD.com Лю Цяндун или глава машиностроительной корпорации Sany Heavy Industry Лян Вэньгэнь, известны как активные члены КПК, высказывавшиеся в поддержку ее идеологии публично. Владелец крупнейшей компании-застройщика Evergrande Group миллиардер Сюй Цзяинь является одновременно и секретарем парткома своей компании.

Как правило, на китайских предприятиях, как государственных, так и частных, партком совмещен с HR-подразделением, а партийная работа рассматривается как элемент развития корпоративной культуры.

По словам бывшего посла Украины в Китае, Игоря Литвина, в руководстве и различных приватных корпорациях есть коммунисты. Более того, они позволяют или приветствуют нахождение в рамках их корпораций парткомов. Они допускают, естественно, руководящую роль коммунистической партии. 

«У нас Коммунистическая партия была ортодоксальная, с двойными-тройными стандартами. Там всё-таки партия возглавила реформы и нещадно боролась и борется как раз с такими двойными стандартами, особенно когда партийные функционеры позволяют себе неправедным путем обогащаться. Если брать цифры, то там они просто поражающие воображение — десятки миллиардов долларов, ну, может быть не десятки, но десяток так точно вернулся из-за границы вместе с людьми, которых вернули из числа тех, кто наворовал и сбежал. Их вернули, и деньги вернули. Их осудили. Очень много, сотни тысяч уголовных дел, если не больше, против казнокрадов и тех, кто откровенно деребанит бюджет. Вот это всё вместе дает возможность сосуществовать нормальному большому капиталу и Коммунистической партии, которая поддерживает всё-таки социализм, но с китайской спецификой. Это не просто социализм, это факт капитализма, только управляемый со стороны Компартии», — говорит дипломат.

Ученый Максим Лепский отмечает, что в Китае много чего было сделано по шаблонам Советского Союза, но с китайской спецификой. И многие вещи, которые не прошли в Союзе, были запущены в Китае, и они сделали не просто бизнесменов-миллионеров, но даже так, что эти миллионеры еще и все коммунисты. «И пусть только попробуют они не выполнить решение Коммунистической партии Китая – так сразу тюрьма или «стенка». Поэтому у них авторитет очень высокий, они очень много делают, и когда государство говорит, что им делать, они это делают. В создании такой авторитарной модели, жесткой и иерархической, я думаю, сыграла роль не только конфуцианства, потому что основные матрицы были взяты в Советском Союзе, добавлена конфуцианская ритуальность иерархии, то, что больше известно как «регламенты», и добавлены моменты достаточной свободы для определенного слоя», — считает профессор.  

По его словам, если ты оказался миллионером, то уже оказался небожителем. А у небожителей, если не подготовлена система, они могут делать фатальные выборы. «Была когда-то старая китайская пословица «если ты тигр, тебе надо дружить с драконом» предполагая, что дракон перемещается в трех средах – небесной, подводной, земной. А тигр только в одной. Вот вначале их воспитывают как тигров, которые движутся по земле, но не все тигры могут стать драконами по многим китайским легендам и мифологическим вещам, у драконов должны быть задатки с рождения. Это некие архетипические вещи, дракон у них — это мудрое животное. У них у каждой территории свои характеристики этого дракона. Думаю, что это образно связано с пересечением сред. Вот миллионеры — это тоже о пересечении сред: он и коммунист, и миллионер, и одновременно живет в определенном сообществе, он все равно обязан что-то сделать для своей общины, в которой родился, или городу, в котором он живет, иначе его уважать не будут», — уверен Академик УАН

«Большое количество таких миллионеров и миллиардеров, которые являются членами Коммунистической партии — это бизнесы, которые действительно построены на производствах, на чисто коммерческой основе. Это те люди, которые построили их не на воровстве бюджета в нашем постсоветском понимании. Поэтому, наоборот, китайцы приветствуют таких личностей», – говорит Вячеслав Лысенко, эксперт по бизнесу с КНР. 

Вячеслав Лысенко

«Потому что эти личности будут соблюдать рекомендации коммунистической партии, а рекомендации бывают очень часто, которые, к примеру, совпадают с политическими каким-то интересами. Например, не инвестировать в эту страну, а инвестировать, предположительно, в другую. Каждый год у них выпускается такой рейтинг — куда предпочтительней инвестировать. Вот эти «красные миллионеры» — это как рекомендация партии, куда инвестировать: если там стоит Англия, то он точно будет инвестировать в Англию, а если будет запрет инвестировать в Украину, то он не будет инвестировать в Украину. Поэтому это такой мягкий способ управления политикой инвестирования, в том числе», — рассказывает бизнесмен.

За 40 лет политики «реформ и открытости» произошло полное слияние старой китайской партийно-государственной верхушки и новой капиталистической элиты в новый правящий слой. Гибко адаптируясь к изменениям в модели экономического развития, китайская компартия сохранила свою центральную, незаменимую роль в политико-экономической системе страны, присутствуя во всех сферах экономической, политической и культурной жизни.

5 5 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии