Местные выборы 2020: гонка вооружений

Осенью 2020 года нашу страну ожидают новые политические изменения. Совсем недавно мы пережили президентские и досрочные парламентские выборы, теперь же Украину ждет очередное испытание — локальные и региональные выборы. Предвыборные кампании с момента независимости Украины и по сей день пестрят различными новшествами с точки зрения политических технологий. Еще 10 лет назад очень сложно было предположить, что можно добиться рейтинга в 73%, используя лишь Facebook, YouTube, различные онлайн-технологии, вирусные ролики и сериалы на околополитические темы. История доказывает, что все изменилось, а Украина еще пока не превратилась в “государство в смартфоне”, но активно движется в этом направлении. 

Безусловно, все успешные и эффективные инструменты предвыборных кампаний сразу же копируются и берутся на вооружение оппонентами. Политические силы, которые раньше не делали основную ставку на онлайн-инструменты или технологии, после последних парламентско-президентских выборов, уже вынуждены ее сделать.  И если на тему офлайн за все годы независимости была написана масса статей и были показаны различные белые, серые и черные технологии, то на тему онлайн мы только приходим к необходимости осмысления того, что же нас ждет в новой цифровой эре. Начавшись более 30 лет назад, Украину в достаточной степени эта волна настигла лишь в 2019 году. По этой причине, необходим комплексный анализ арсенала новых тактических и оперативных действий, которые будут предприниматься политическими силами в погоне за лидерством в региональных гонках 2020 года. 

Все политтехнологи Украины сейчас находятся в поиске “Святого Грааля” — “digital гречки”, которая сможет недорого обеспечить голоса среди интернет-аудитории.

Для того, чтобы взглянуть за кулисы этой цифровой борьбы нам следует пообщаться с разными людьми, которые не понаслышке знакомы с изнанкой этой системы. Нужно отметить, что мы не стремимся видеть среди экспертов политтехнологов, потому что эти люди привыкли, так скажем, либо приукрашать, либо искажать, либо преувеличивать значимость тех или иных инструментов. Они знают, что за ними следят их оппоненты, поэтому они явно не заинтересованы в том, чтобы описать настоящую цифровую кампанию, которую будет выстраивать каждый из кандидатов. Who is Who планирует серию интервью, которые имеют отношение к разным диджитал инструментам и к информационной безопасности, которые в режиме современных гибридных выборов будут применяться на разных территориях. И начнем мы с интервью руководителя департамента информационной безопасности швейцарской компании FCS systems, Андрея Францева.

– Андрей, я не буду вас спрашивать в чем феномен цифровой компании Зеленского и «Слуги Народа». Я хочу у вас выяснить что, по вашему мнению, необходимо иметь любой политической силе в Украине сегодня, чтобы претендовать на определенную позицию в результате выборов? Это не вопрос об идеологической составляющей и программной части, меня интересует информационная часть, которая сопряжена больше с информационной безопасностью, потому что мало победить, нужно еще не позволить своим оппонентам создать массу проблем на период этой компании.

Вы абсолютно правы, в том смысле, что мало победить, нужно не дать оппонентам создать массу проблем в период активной кампании. Все политтехнологи Украины сейчас находятся в поиске “Святого Грааля” — digital “гречки”, которая сможет недорого обеспечить голоса среди интернет-аудитории. Не уверен, что такой инструмент существует, скорее такой эффект может дать комплексный инструментальный подход.

Если в первом туре выборов, ключевую роль играет рейтинг, то во втором туре –  антирейтинг. И что для создания рейтинга, и также для противодействия оппонентам, которые формируют антирейтинг, нужны технологические инструменты, соответствующие реалиям современных политических кампаний.

Чем больше компонентов есть в наличии, тем больше безопасности для штаба и претендента, и тем большими возможностями они обладают.

 По моему мнению, эти инструменты находятся в нескольких секторах. Во-первых, сегодня невозможно реализовывать политические кампании без грамотного SMM продвижения. Я не имею в виду “Ботофермы”, хотя до сих пор и этот инструмент считается крайне востребованным. Во-вторых, любой политической силе для формирования общественного мнения необходима конфигурация лояльных экспертов, чьи мнения должны появляться не только в Facebook, но и в различных СМИ, без участия которых также не обходится ни одна кампания. В-третьих, для управления репутацией в сети необходима как страница в Википедии, так и инструменты оперативного противодействия дискредитации репутации. В-четвертых, в условиях сумасшедших скоростей политических кампаний, необходима команда оперативного реагирования на изменения информационного пространства. И, в-пятых, это пакет специальных услуг или инструментов, которые работают на стыке офлайн и онлайн.

– Расскажите подробнее про пакет специальных услуг, это комплексная программа? Когда я слышу “специальные услуги” это наталкивает на опасные ассоциации. Обычно подобные услуги оказывают некие специальные организации или некие специальные службы. Уверена, нашим читателям было бы интересно узнать, что это за инструменты.

– На самом деле, (Смеется — прим. автора). этот пункт — спецпакет… я просто не знаю, как его назвать по-другому, потому что он сочетает в себе различные компоненты, без которых другие блоки могут не обеспечить результата. По сути, вы, как журналист, попали в точку — это “игла кощея бессмертного” — все строится вокруг этого спецпакета, и он обеспечивает 50% успеха всей кампании. Обычно это отдельный департамент, который находится вне штаба, и о нем знают буквально 2-3 человека, так как одно из основных требований для успешной работы этого департамента это обеспечение конфиденциальности. И чем больше компонентов есть в наличии, тем больше безопасности для штаба и претендента, и тем большими возможностями они обладают.

Наиболее популярные методы действий таких групп — это сливы конфиденциальной информации в СМИ или в правоохранительные органы, дезинформация штаба, попытки дезорганизации отдельных членов штаба, включая даже различные сексуальные мотивы.

Основная необходимость в наличии такого спецпакета во время политических кампаний лежит в большом количестве грубейших ошибок сотрудников Штаба, и причине этого в том, что они не умеют работать. У них нет какой-либо школы, только их личный опыт, и эта некомпетентность постоянно порождает массу проблем. Поэтому одной из услуг в спецпакете является консультирование штаба с целью повышения уровня подготовки его представителей. Во время консультирования также происходит выявления систем негласного наблюдения, прослушки, скрытых видеокамер и, что немаловажно, выявление “кротов” в команде, которые негласно играют за команду оппонентов. Также в этом спецпакете есть полезная услуга, в виде организации каналов коммуникаций, с целью получения стратегической и тактической информации команды оппонентов, используя в том числе различные законные методы выявления инсайдерской информации. К примеру, получение списка входящих и исходящих звонков по номерам работников штабов.

С целью выявления скрытых угроз и мотивов оппонентов в пакете должно быть предусмотрено проведение журналистских расследований относительно деятельности оппонентов. Крайне важной задачей по время работы является выявление деятельности подпольных групп, которые действуют в интересах оппонентов и прочих недоброжелателей. Наиболее популярные методы действий таких групп — это сливы конфиденциальной информации в СМИ или в правоохранительные органы, дезинформация штаба, попытки дезорганизации отдельных членов штаба, включая даже различные сексуальные мотивы. Ну, и, конечно же, крайне необходимые инструменты — это противодействие различным псевдо-патриотическим организациям, и нейтрализация угроз, порожденных использованием различных криминальных структур, с целью прямого воздействия на штаб, первых лиц или их родственников, что также к сожалению не редкость в Украине. И к пакету спецуслуг также относится техническое отключение интернет ресурсов оппонентов без применения запрещенных законом инструментов и способов.

Большинство политтехнологов уже прошли практически через все руки, их использовали многократно, и по сути, они умеют делать лишь то, что уже делали раньше, а это сегодня уже не актуально.

Любая политическая сила, которая обладает таким спецпакетом в полном объеме, может чувствовать себя достаточно безопасно. Такой набор услуг исключает возможные утечки, а используя собственные информационные каналы, вы получаете важную инсайдерскую и стратегическую информацию. Выявление различных групп и возможность отключения ресурсов оппонента без применения запрещенных законом способов обеспечивают свободу безопасной деятельности политической силы в сети.

– Получается, что такой “специальный пакет” обеспечивает половину успеха любой политической силы, и его полную безопасность. Но что дает оставшиеся 50%? Допустим, у некой политической силы уже есть в наличии такой пакет в полном объеме, и теперь, как вы говорите, у нее есть свобода безопасной деятельности. Какую деятельность вы имеете в виду?

– Ранее я достаточно условно систематизировал варианты политической активности на различные блоки. Но главный вопрос прежде всего не “что?”, а “кто?”. Кто эти специалисты, которые будут реализовывать ту самую деятельность?  Вообще, рекомендую внимательно выписывать те модели, которые я формирую, закономерности, инструменты, которые необходимы, да и просто задачи, которые требуют решения, и после этого проверяйте этими записями ваших людей.  И это будет для вас крайне полезный ликбез, потому что большинство политтехнологов уже прошли практически через все руки, их использовали многократно, и по сути, они умеют делать лишь то, что уже делали раньше, а это сегодня уже не актуально. Поэтому расширяйте свое представление, и вопросами проверяйте что они не умеют делать. И лучше это сделать сейчас, чем выяснить через 3 месяца, когда будет уже поздно.

Вы же не собираетесь пользоваться стандартной формой жалоб и просто ждать автоматического решения, если ваш канал будет удален? 

Если спецпакет — это команда специалистов, работающих вне штаба, то в самом штабе также должна вести свою деятельность профессиональная команда оперативного реагирования. Приведу примеры задач, с которыми должна уметь справляться команда оперативного реагирования штаба.

Например, отдел,работающий на страницах Facebook и в целевых группах с целью нивелирования постоянно появляющегося негатива и критики от аккаунтов конкурентов или реальных людей. Или группа технических специалистов, которые проводят непрерывный мониторинг сети в режиме 24/7 и обеспечивают профессиональную техническую поддержку и защиту собственных ресурсов от взлома и отключения от коммуникационной сети. 

Если в один прекрасный день, вам удалят ваш канал на YouTube, как это произошло, например, с каналом Зеленского, то лучше, чтобы на тот момент у вас: во-первых, было настроено взаимодействие с командой юристов и адвокатов, которые должны своевременно консультировать с правовой точки зрения по каждому сигналу в отношении кандидата; а во-вторых, команда специалистов, которые в режиме 24/7 будут находиться на связи с сотрудниками Google или Facebook с целью своевременного рассмотрения жалоб. Вы же не собираетесь пользоваться стандартной формой жалоб и просто ждать автоматического решения, если ваш канал будет удален? 

Вам обязательно нужно настроить оперативное взаимодействие с авторитетными украинскими ресурсами, с различными экспертами и журналистами в Украинских и международных изданиях, на которых возможно будет публиковать контр-репортажи или статьи, с целью противодействия атакам на репутацию. Иначе общественное мнение будет сформировано против вас, и соответственно будет расти антирейтинг.

— Вернемся к инструментам: ни для кого не секрет, что сейчас так называемые “ботофермы” — популярный инструмент для использования в политике, в особенности перед выборами. Является ли его применение актуальным этой осенью? Какие новые политические инструменты появились для работы с социальными сетями?

Если выборы не отменят, то этой осенью все политические силы так или иначе будут использовать социальные сети, и по большому счету с ними все понятно. Среди обязательных инструментов — аккаунты кандидатов в Facebook, Instagram, Youtube. Дополнительно используют тематические аккаунты в Facebook, с большим числом подписчиков, которые быстро растут, более 10 000 подписчиков в месяц, и официально не связаны с той или иной политической силой. Подобные аккаунты распространяют контент, в том числе для антирейтинга, и активизируют подписчиков для участия в различных акциях или подписях петиций. Также последний год наблюдается рост инсайдерских Telegram-каналов. В этом нет ничего инновационного — рутинная работа.

Сегодня, возможности оперативного противодействия дискредитации репутации в социальных сетях вышли уже немного на другой уровень

А вот то, что вы называете «ботофермой» — во многом, достаточно интересный инструмент. Создание виртуальных персонажей для поддержки кандидата в социальных сетях по-прежнему одна из самых запрашиваемых задач при подготовке политических кампаний. Но я пришел к выводу, что политики мало что понимают в функциональности подобной системы, и хотят ее, потому что это некий тренд. Задачами “ботофермы” обычно является вирусное распространение информации в соцсетях и выражение общественного мнения в различных публикациях. В прошлую кампанию, основной задачей модератора аккаунтов являлось нивелирование негатива на целевых страницах от “случайных” людей, вроде защитников позиции политика.

Сегодня возможности оперативного противодействия дискредитации репутации в социальных сетях вышли уже немного на другой уровень. Существуют легальные возможности полного удаления дискредитирующих публикаций в социальных сетях. Уже обкатаны методики заморозки за нарушения правил конкретных профилей в соцсетях на определенный период, то есть профили временно не могут писать комментарии и делать публикации сроком до 30 дней. Особо опасные профили и бизнес-страницы в социальных сетях можно полностью удалить за нарушение правил площадки. А формирование общественного мнения строится на базе внедрения в обсуждения реальных экспертов или заранее подготовленных статей в Украинских СМИ. Подобный набор инструментов работы в социальных сетях позволяет значительно повысить эффективность проводимых рекламных кампаний, на которые местные политики тратят десятки тысяч долларов.

— Расскажите о принципах формирования общественного мнения для политиков Украины. Как сформировать общественное мнение, которое позволит победить? Какие инструменты наиболее эффективны для достижения этой цели?  

Когда мы говорим про формирование общественного мнения в интересах некой политической фигуры, то стратегия, тактика и инструменты должны исходить из задачи, которую формирует политическая сила. Но при этом существует принципиальная модель того, что обеспечивает формирование нужного общественного мнения, а как ее использовать – это уже зависит от задачи. Эта модель профессора Массимо Интровинье, который ее впервые представил на заседании ОБСЕ в 2012.

Формирование общественного мнения должно играть защитную функцию. Это всегда расширения влияния с одной стороны, и — некий информационный бронежилет, с другой стороны.

Эта модель в виде пирамиды состоит из 5 уровней — правительство, ученые, эксперты, СМИ, соцсети и блоги, и описывает каким образом можно управлять общественным мнением. Если мы говорим про формирование общественного мнения в интересах политика, то нельзя допускать ошибку, которую допускает большинство существующих политиков. Формирование общественного мнения выстраивается сверхувниз, а не снизу-вверх — это первое, что необходимо понимать каждому, кого волнует этот вопрос.  

Когда мы говорим про верхний правительственный уровень, то в данном случае речь идет о юридическом статусе человека и подтверждении его регалий. Работа должна строиться таким способом, чтобы ее основой были бесспорные благие дела, которые не вызывают сомнений. Одной, важной и часто повторяемой ошибкой является попытка присвоить себе чужие политические результаты. Политики также часто пытаются преувеличивать мелкие заслуги и увеличивать их до национальных размеров, что может сыграть с ними злую шутку, когда к ним будет приковано внимание не только национальных, но и международных СМИ. Все эти хитрости будут рано или поздно разоблачены. 

Очень часто политики увлекаются только работой на политическом уровне, и на уровне социальных сетей. Обратите внимание, какое количество политических деятелей именно так и делают. Это грубейшая ошибка. Формирование общественного мнения должно играть защитную функцию. Это всегда расширения влияния с одной стороны, и — некий информационный бронежилет, с другой стороны. А если вы используете только 2 уровня из 5ти, то никакого бронежилета нет.  

Вы можете самостоятельно изучить массу примеров того, что подобная тактика пагубна. Оппоненты при информационных атаках включают либо СМИ, либо экспертный уровень. В это время политик, который использует только верхний и нижний уровень, понимает, что его социальные сети не решают задачу противодействия дискредитации и критики, и так как у него есть только 2 уровня, он начинает использовать административный рычаг, что приводит к разным неуправляемым последствиям, и часто становится причиной уголовных расследований. Это не всегда происходит, когда депутат находится в статусе депутата. К этому, например, могут вернуться, когда человек лишится депутатского статуса и лишь тогда начнут работу по нему. Таких примеров в Украине множество. Поэтому я и говорю, что нужно единовременно выстраивать работу на всех 5 уровнях.

В чем проблема украинских экспертов? Они продаются, и любой политик знает, что можно купить эксперта, но также и оппонент может этого эксперта перекупить.

Экспертным уровнем в данном случае является некое подтверждение правильности и эффективности принятия тех или иных решений. Обратите внимание, мы имеем дело с субъектом в статусе депутата, а не бизнесмена, что часто является ошибкой среди депутатов, которые заигрываются в бизнес, и на этой почве у них также возникает масса проблем. Одно, конечно, не исключает другого, но экспертный уровень должен создать массу объективных доказательств эффективности деятельности депутата как законодателя, и представителя определенного региона, или определенной группы лиц. И эти доказательства должны быть основой экспертной группы. Здесь, например, можно привлекать философов, социологов, политологов, юристов и адвокатов.

При этом не стоит ограничиваться территориально Украиной. Это может быть формирование общественного мнения с использованием лояльных специалистов и экспертов из стран, с которыми у нас прекрасные отношения, например, США, Канада, Италия, Бельгия, Германия, и прочие. Существует много стран, с которыми Украина находится в прекрасных дипломатических отношениях, и голоса представителей этих стран тоже важны. В чем проблема украинских экспертов? Они продаются, и любой политик знает, что можно купить эксперта, но также и оппонент может эксперта перекупить. Поэтому направляя внимание на страны союзные с Украиной, и титулованных экспертов, с которыми можно выстраивая определенные отношения, можно неповторимым способом значительно укрепить авторитет человека участием в международных конференциях, саммитах ОБСЕ, государственных или международных собраниях, и прочих международных мероприятиях.

Если мы говорим о решении задачи по управлению и формированию общественного мнения, то было бы неплохо и иметь в управлении определенное количество ресурсов и СМИ, к которым юридически политический субъект не имеет какого-либо отношения. И безусловно, со СМИ нужно уметь работать. Например, нельзя выгонять из своих приемных журналистов — это моментально появится в десятках политических Telegram-каналах, и затем на это отреагируют национальные СМИ. Эта связка работает просто и эффективно. Соответственно, этих людей в пресс-службе штаба нужно также учить выстраивать правильные отношения со СМИ. 

И вот, по сути, такая модель работы единовременно на всех этажах обеспечивает решение необходимых задач. Я постарался описать принцип работы самой пирамиды для формирования общественного мнения, ошибки, которые допускаются, и механизмы, которые сегодня используются для того, чтобы нивелировать эти ошибки.

  — Вы сказали, что для управления репутацией в сети, необходима страница в Википедии. Мало кто об этом задумывается, но все же — какая связь Википедии и управлением репутации?

 Все просто. На самом деле для вас, и, наверное, для большинства людей, Википедия — это бесплатная электронная энциклопедия всех знаний человечества. В мире существует масса мнений относительно того, что представляет собой «Википедия». Кто-то ее критикует, кто-то восхищается, кто-то ищет и находит косвенные подтверждения того, что это государственный проект. Лично для меня Википедия — это глобальная машина по управлению общественным мнением. 

Посудите сами, первое место в выдаче Google — навсегда и бесплатно, информация в статье, которой доверяют больше, чем статьям в национальных СМИ, и расценивают эту информацию как энциклопедическую, а не рекламную.

Почему я так считаю? В большинстве случаев на первых строчках в поисковых системах вы найдете именно статьи «Википедии» про то или иное явление, лицо или компанию. По данным различных аналитических компаний, Википедии доверяют больше, чем материалам, опубликованным в национальных СМИ. Я лично встречал крайне мало людей, которые перепроверяют в других источниках ту информацию, которая написана в Википедии. Именно по этим причинам возникает предпосылка использования этой глобальной системы в интересах политики.

Википедия в умелых руках – это очень мощный инструмент доверия и влияния на рейтинг. Посудите сами, первое место в выдаче Google — навсегда и бесплатно, информация в статье, которой доверяют больше, чем статьям в национальных СМИ, и расценивают эту информацию как энциклопедическую, а не рекламную. Поэтому помимо создания нужных статей, также нужно учесть, что возможно, на основании источников вносить правки в уже написанные статьи, или удалять статьи, которые нарушают правила Википедии. 

Иногда, гораздо эффективнее использовать Википедию для восстановления репутации человека вследствие публикации заказных статей, нежели удалять сами статьи или очищать выдачу Google от нежелательных ссылок. Решается задача добавлением в страницу Википедии раздела критики, в которой указана информация с негативных статей, и с помощью привлеченных экспертов разламывается критика, и любой человек, который это прочитает, поймет, что критика была заказным материалом и не будет на него реагировать, если встретит в сети.

В рамках этого интервью я говорю исключительно про легальные инструменты доступные профессионалам области информационной безопасности.

— Андрей, Вы говорите про услуги удаления заказных статей с ресурсов и очистку выдачу Google от заказных статей, как инструментах восстановления репутации. Скажите, насколько легальны в Украине и в мире подобные услуги взлома ресурсов?

— То, о чем вы говорите — взлом ресурсов, это конечно криминальная деятельность, но к счастью, есть несколько абсолютно легальных способов решать поставленные задачи, которые не нарушают какое-либо законодательство. Когда я говорю про удаление заказных статей с ресурсов, я имею в виду постановку владельцев ресурсов в такое положение, что им гораздо выгоднее удалить заказной материал, нежели оставлять его на ресурсе.  А для очистки выдачи Google от нежелательных ссылок, которые содержат дискредитирующую информацию, мы используем комбинацию из юридического департамента, технического, DMCA-агентов из США и наши контакты среди работников Google, отвечающих за модерацию контента. В рамках этого интервью я говорю исключительно про легальные инструменты доступные профессионалам области информационной безопасности.

Говоря про очистку информационного пространства, важно отметить, что иногда активные действия оппонентов приводят к постоянному появлению новых ссылок с деструктивной информацией, и зачищать эти ссылки более не является эффективным решением, по причине постоянного появления новых материалов. В таком случае, ключевой задачей является выявление заказчиков и исполнителей этих атак и постановка источника угрозы в такое положение, что им становится невыгодно продолжать писать дискредитирующие материалы и распространять их в сети.

Должен отметить, что мы в FCS systems специализируемся на противодействии заказной журналистике, и в нашем арсенале есть ряд достаточно уникальных по своей сути и эффективности инструментов. Но в базе основных, по эффективности, решений лежит конфигурация экспертов и журналистов в Украине и в мире, которые смогут быстро подготовить профессиональные публикации в СМИ с целью противодействия заказным журналистам оппонента. Поэтому, когда я говорю про работу с репутацией, то хочу отметить, что нужно не только уметь удалять негатив, но еще и готовить публикации в Европейских и украинских СМИ с упоминанием заслуг или вклада конкретного человека. А в результате заказчик должен получить сформированную выдачу Google на основе нужных ссылок.

– Андрей, возможно ли на практике наличие этого, я бы сказала, информационного вооружения, в руках у различных украинских политиков в Украине? Возможно, кто-то в Украине уже в полной мере использует эти инструменты?

Для того, чтобы у вас возникло принципиальное представление, я описал основные требования и рассматривать их нужно именно как требования цифрового мира.  Не пожелания, не инновационная составляющая, не попытка быть лучше остальных — это требования. Уверен, что у каждой политической силы есть какая-то конфигурация из части этих элементов, и они пытаются достраивать недостающие блоки.  Потому что отсутствие какого-либо из инструментов порождает уязвимость всей системы, и оппоненты будут бить именно в эту уязвимость.

Эту статью можно рассматривать как некую бесплатную консультацию для политических сил Украины.

Все, что я вам описал в рамках нашего интервью, не является какой-то тайной. По сути, это систематизация инструментов, которые эффективно применяются не только в Украине, но и в разных точках мира. Главные секреты эффективности всей системы спрятаны в нюансах каждого пункта.

По сути, когда я раскрываю эти блоки, то я говорю это по той причине, что мы работаем с каждым из этих инструментов на практике. Мы не имеем отношения к какой-либо политической силе, и в большей части даже не работаем с политиками. Подобные проекты — это скорее исключение, чем правило. Но я уверен, что именно комбинация всех видов этого цифрового вооружения приблизит ту или иную силу к нужному результату на выборах 2020. 

Эту статью можно рассматривать как некую бесплатную консультацию для политических сил Украины. Задайте вопрос своим политтехнологам или своим пиарщикам, знают ли они что делать в тех ситуациях что я описал? Сколько ответов на вопросы у них есть сегодня? По количеству вопросов без ответов вы сами сможете оценить находится ли ваша политическая кампания в безопасном и управляемом режиме. Но, если хотя бы 20 процентов этих вопросов пропустить, то ваш “корабль” может быть перевернут, вне зависимости от той суммы, которую вы в него вложите. Просто строить корабли сегодня не достаточно –  нужно обеспечивать их безопасность иначе их могут сжечь, и тогда могут возникнуть проблемы и невыполненные обязательства перед инвесторами.

5 4 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии