Славянская криминальная субкультура

Написание статьи про славянскую криминальную субкультуру требует от автора особой ответственности. В отличие от Ндрангеты или южно-африканских «Цифровых банд» с представителями славянской криминальной субкультуры вы ежедневно встречаетесь либо в жизни, либо в еженедельных новостных дайджестах. С одной стороны, существует риск заразить читателей так называемой криминальной романтикой, с другой стороны — мы не можем отрицать того могущества и власти, которым обладает эта субкультура на территории Украины и далеко за её пределами. Именно поэтому два главных вопроса, которые я перед собой поставила в рамках этой статьи выглядят следующим образом: «Является ли эта субкультура феноменом или определенной закономерностью?» и «Почему несмотря на тысячи обвинительных судебных приговоров эта субкультура не теряет свою актуальность последние 800 лет?»

Есть вещи, которые мы не можем отрицать. Славянская криминальная субкультура настолько переплелась сегодня с общественной и политической жизнью, что отделить её и рассматривать отдельно практически не представляется возможным. Когда депутаты местных городских советов и Верховной рады периодически «ботают по фене», то невольно приходится задумываться о роли этой субкультуры в современном украинском обществе. Обратите внимание, что результаты президентских выборов 2010 года прямо указывают на то, что мы действительно имеем дело с феноменом. Дело в том, что одним из классифицирующих признаков любой субкультуры является так называемый контр-фактор. Другими словами, субкультура всегда противопоставляет себя доминирующей существующей культуре в государстве. Однако, пример предпоследнего президента Украины и отдельных представителей его команды указывает на то, что славянская криминальная субкультура настолько сильная, что может добиться власти над целым государством. Даже такой поверхностный анализ указывает на то, что мы имеем дело с феноменом.

ДВЕ СТОРОНЫ ОДНОЙ МЕДАЛИ

Перед тем, как начать знакомство со славянской криминальной субкультурой, нам необходимо провести одну очень важную черту. Дело в том, что любые попытки проникнуть в тайны субкультуры посредством анализа сегодняшнего криминального мира обречены на фиаско. Период 90-х с последующей инфильтрацией криминала в бизнес и власть фатально изменил структуру, понятия и философию криминала на территории СНГ. Про эти изменения мы поговорим ближе к концу статьи. На данном этапе важно понимать, что эта субкультура значительно деградировала, но даже в таком искаженном варианте она способна обеспечить для себя власть на территории отдельных государств. Еще одна сложность заключается в том, что, пожалуй, это единственная в мире субкультура, которая не имеет национального признака. Через советские тюрьмы прошли представители десятков, а то и сотен стран. Все это только обогащало субкультуру с точки зрения навыков, подходов и способов организации криминальной деятельности. Исследователь истории, психологии преступного мира и уголовного фольклора Александр Сидоров отмечает: «Когда мы говорим о советских временах, то через ГУЛАГ прошли не только все национальности, но и все слои общества, оставляя там частичку своей культуры и традиций».

При этом во все времена представители нашей славянской криминальной структуры уезжали в другие страны и там продолжали заниматься своим ремеслом. Например, американец Джеймс Финкенауэр, криминалист, профессор кафедры мировой политики в Рутгерском университете считает, что сложно назвать какую-то определенную основную национальность в «славянском криминале», поскольку среди тех, кто занимался криминальной деятельностью в Америке были как украинцы, русские, так и албанцы, болгары и другие. Именно по этой причине понятие «славянская криминальная субкультура» не отражает национального состава преступной организации.

Как же в таком случае подступиться к исследованию, и с чего начать знакомство? Единственный способ объективно посмотреть на это явление — это рассмотреть данную субкультуру во временном интервале: от государства вдоль Днепра в так называемом нулевом историческом периоде, до 90-х годов прошлого века, которые навсегда изменили облик славянского криминала. Но перед тем как начать экскурс, предлагаю познакомиться с нашим современником, который является ярким представителем этой субкультуры.

Этот человек является неоспоримым авторитетом в криминальной среде и соединяет две эпохи: время, когда криминал придерживался определенных понятий, и, так называемое, «торбохватское движение», которое мы наблюдаем сегодня.

ПОСЛЕДНИЙ ИЗ МОГИКАН

Саша Север является живой легендой славянской криминальной субкультуры. Свой нравственный отсчет он ведет от Васи Бриллианта (Василия Бабушкина), который на протяжении многих лет фактически руководил преступным миром СССР. Первое, на что необходимо обратить в биографии Севера — это срок, который он отбыл в местах лишения свободы — около 30 лет. К слову, Вася Бриллиант прожил в тюрьме немногим больше 40 лет. И это еще один фактор, который отличает славянский криминал от европейских, американских, африканских или азиатских аналогов. Для правильного вора, тюрьма — мать родная. Именно в тюрьме выковываются члены этой субкультуры как с точки зрения навыков работы с холодным оружием и подручными средствами, так и с точки зрения философии и так называемых понятий славянской криминальной субкультуры. Кстати, без тюремной ходки по строго определенным статьям уголовного кодекса, представитель славянской криминальной субкультуры не сможет достигнуть условной вершины в виде статуса «вор в законе». Институт «воров в законе» также является уникальным явлением. Оно не только незнакомо, но и является немыслимым для других криминальных субкультур. Здесь ключевую роль играет авторитет вора в криминальной среде. Именно поэтому попытку раскороновать Сашу Севера представители субкультуры не восприняли всерьез, так как есть большие вопросы к авторитету тех лиц, кто на себя взял такую ответственность. Сегодняшние «законники» («воры в законе») все чаще выбирают красивую жизнь на свободе забывая о том, что они должны являться реальной элитой и хранителями криминальной традиции. Если во времена Бриллианта «законники» проявляли полное неподчинение государственной власти и неприятие общественных норм и правил, то в наше время они открыто сотрудничают не только с государственными чиновниками, но и с правоохранительными органами. Также для сравнения стоит рассмотреть неписаный воровской кодекс эпохи Бриллианта, который определял поступки и образ жизни вора. К примеру, он запрещал криминальным авторитетам иметь семью и детей, а также какое-либо личное имущество. Вася Бриллиант не работал на государство ни одного дня в жизни. Кроме того, он отказывался от сотрудничества с властями, которое в советский период считалось самым страшным преступлением в воровской среде. Что же касается сегодняшних «законников», то дошло до того, что в обиходе появилось понятие «апельсины», которое применяют к лицам, получившим главный воровской титул непонятно за что, а точнее за определенные суммы денег или по нужным связям. Что касается Саши Севера, то несмотря на то, что у него есть двое сыновей, дочь и гражданская жена, что противоречит кодексу эпохи Бриллианта, сегодня он пользуется пожалуй наибольшим авторитетом в криминальной среде СНГ и действительно является хранителем криминальных традиций. Единственное о чем он жалеет и открыто об этом говорит, что у него нет преемника, человека который был бы также фанатично предам воровским идеям — человека, которому можно было бы доверить и передать тот багаж знаний, который ему удалось накопить еще со времен Васи Бриллианта.

ЗАБЫТЫЕ СЦЕНАРИИ

Феномен или определенная закономерность? Как вы помните, это один из двух вопросов, с которых начиналась эта статья. Пришло время напомнить читателям два важных факта, которые позволят ответить на этот вопрос. Для этого нам следует вернуться ровно на 100 лет назад. Закат империи и приход к власти Владимира Ленина, который был до этого судим и отбывал срок в питерских Крестах, где безусловно в определенной степени он попал под влияния криминальной субкультуры. Личность Иосифа Сталина не нуждается в особых представлениях. Тоже не стоит детально рассматривать его криминальное прошлое. Как говорится, об очевидном вслух не говорят. Первый вывод к которому мы неминуемо приходим — это факт того, что представители славянской криминальной субкультуры оказались у власти. Потому пример недавнего президента Украины является вопиющим фактом лишь для тех людей, которые не учат уроков истории. Следующий забытый факт, который свидетельствует об эффективности этой субкультуры, касается уже 30-х годов прошлого столетия.

«Именно в этот период перед советскими учеными была поставлена задача разработать эффективные системы ближнего боя, которые в зависимости от сложности должны были стоять на вооружении разных государственных служб — от советской милиции и армейских подразделений до сотрудников НКВД. Именно в этот период зарождается самбо, официальной датой возникновения которого является 1938 год. Однако, даже в боевом варианте этой системы было недостаточно для решения задач, поставленных перед армией и спецслужбами. В этот же период под руководством академика Попова происходит исследование славянской криминальной субкультуры, которая рассматривается специалистами как своеобразное транспортное средство специальных знаний, прошедших сквозь века и доказавших свою эффективность. Результатами научных исследований становятся две системы — «Махалово» и «Лепка», которые завершают построение комплексной трехуровневой системы ближнего боя»

Именно так выглядит аннотация к книге «Лепка», написанной украинским ученым Олегом Мальцевым, который на протяжении более 20 лет исследовал славянскую криминальную субкультуру. Как видите, вышеперечисленные факты, с одной стороны, демонстрируют эффективность этой субкультуры, а с другой — явно указывают на то, что ее феномен является исторической закономерностью, которую следует внимательно и детально рассмотреть.

11 ИСТОРИЧЕСКИХ ПЕРИОДОВ

Нигде в мире вы не найдете криминальную субкультуру, которая бы прошла через 11 исторических периодов. Впервые подобное заявление вместе с доказательствами и результатами исследований опубликовал ученый Олег Мальцев на страницах книги «На ножи». На самом деле, если рассмотреть понятие «русская криминальная субкультура», то вы увидите, что у него есть вполне определенная точка отсчета — издание первого сборника правовых норм «Русская правда» Ярослава Мудрого. Согласно классической истории, этому документу около 1000 лет. За это время через остроги, тюрьмы и прочие исправительные учреждения прошли миллионы арестантов. Учитывая количество войн и локальных конфликтов, как мы обсуждали ранее, очень сложно будет назвать национальность, представители которой не отбывали наказания в русских тюрьмах. С этого момента славянская криминальная субкультура начинает формироваться и впитывать всё самое эффективное со всего мира. Как только в обществе появляются правовые нормы, возникает 2 категории, которые мы можем отнести к первым представителям криминального сообщества.

Категория #1: «Профессиональные преступники, то есть люди, для которых преступление – это способ зарабатывать себе на жизнь, это их образ жизни и способ выживания».

Категория #2: «Люди, для которых преступление не является образом жизни и способом заработка, и которые изначально не собирались вести преступный образ жизни. Однако, либо в силу борьбы за власть, либо в силу несогласия с установленными законами того или иного государства, несогласия с его политикой, они вступили в борьбу с государством и как следствие были осуждены уголовным судом и признаны преступниками».

ТАБЛИЦА С 11 ПЕРИОДАМИ

Как видите, в таблице исторические периоды характеризуются разными видами оружия. Здесь вы можете встретить как известные вам названия клинкового оружия, так и абсолютно новые термины, которыми пользовались представители криминала в разные периоды. К примеру, такое название как «приблуда» могло означать любой вид холодного оружия, который «приблудился», то есть находился под рукой у преступника. Слово «баня» пришло к нам еще с периода, когда разрозненные княжества находились вдоль Днепра и Дона. Понятно, что на берегу этих рек с давних времен располагались русские бани. Так вот понятие «забанить» или «задать кому-то баню» описывает двигательный навык. Понятно, что бани посещали разные люди из разных сословий. В экстремальных ситуациях люди использовали этот навык. Таким образом модель работы «веником» в бане соответствует размашистым режущим движениям при работе с клинком. Кстати, сегодня слово «забанить» вошло в обиход пользователей сети Интернет, которое, по сути, означает то же самое действие — отрезать от разговора нежелательного собеседника.

Как видите, язык является прекрасным транспортным средством, который пронес сквозь века важную информацию, необходимую для исследования славянской криминальной субкультуры. Лингвистический анализ криминального жаргона дает представление не только о ремеслах и внутренней криминальной иерархии, но и используемом оружии, а также способах его применения. В славянской криминальной субкультуре есть две логические модели работы с холодным оружием, которые на протяжении 11 исторических периодов обогащались рядом технических элементов – модели змеи и модели орла. Эти модели не только используются представителями русской криминальной традиции, но и нашли отображение в многочисленных татуировках арестантов.

По мнению ученого, когда на символах мы видим черепа, кресты, змею и вплетение змеи в розу, мы имеем дело с сочетанием греческой и норманнской (северной) традиций, которые, в том числе определяют хват ножа. Греческий и норманнский хваты – это условные названия, которые в своё время ввёл венецианский маэстро по фехтованию Франческо Альфиери. По мнению Олега Мальцева, символы со змеей соответствуют греческой традиции, звезды и орлы соответствуют норманнской традиции. Кстати, такие символы мы действительно можем увидеть в норманнской архитектуре разных исторических периодов.

В ходе исследований было показано, что символы орла и змеи представляют собой не просто изображения животных, а логические модели, определяющие способ работы ножом, тактику и двигательную систему, которая используется как в поединках, так и в жизни.

ВЕРА ВОРОВСКАЯ

В прошлых статьях про южно-африканскую и калабрийскую криминальную субкультуры было отмечено наличие определенного религиозно-философского мировоззрения. Как вы помните, в случае с «Цифровыми бандами» мы имеем дело с религиозным культом Нонголозы, когда мы говорим про Ндрангету — речь идет про миф о трех испанских тамплиерах. Стоит отметить, что не существует в принципе ни одной криминальной субкультуры, в основе которой не было бы своего религиозно-философского учения, которое специалисты называют «своя религия». Безусловно, славянская криминальная субкультура не является исключением. До 2018 года не было комплексного исследования воровской веры славянского криминала. Ученый Олег Мальцев провел масштабную работу и в конце года выйдет одноименная книга «Вера воровская». Некоторые блоки этих исследований проливают свет на вторую религию этой субкультуры. Первый вывод, который вероятно будет неожиданным как для специалистов, так и для обывателей — то, что славянская криминальная субкультура имеет не просто «свою религию», но и собственный пантеон богов. За каждым богом стоит определенный массив знаний. За каждым словом стоит связь с ремеслом, то есть с воровской профессией. Сама структура выглядит следующим образом: фигура божества – знание – секретный язык – ремесло. То есть фигура дает знания, которые передаются через секретный и непонятный для большинства язык («феня», «арго» и т.д.), а затем это превращается в профессию и зарабатывание денег. В научной работе будет доказано, что в славянской криминальной субкультуре существует 36 богов. Кстати, обратите внимание, что в привычной для нас с вами колоде карт также 36 элементов. Забегая наперед стоит отметить, что это совпадение не случайно. Также важно понимать, что во главе русской криминальной системы стоят три женских божества, которые соединяются в одно мужское божество, которое условно можно представить в виде некоего сына одновременно трех женщин. Обратите внимание, что в лингвистике люди часто употребляют слово «могу». Так вот то самое мужское божество, которое получается при соединении этих трех женщин, так и называется – «Магим». Если у Достоевского речь идет о тех, кто право имеет, то в случае русской криминальной традиции речь идет о тех, кто может и способен что-то сделать и добиться результатов. По словам украинского ученого, в данном случае мы имеем дело с очень древним пантеоном богов.

СЕКРЕТ ДОЛГОЛЕТИЯ СУБКУЛЬТУРЫ

Для того, чтобы ответить на второй вопрос статьи, необходимо подвести промежуточные итоги. Очевидно, что представители славянской криминальной субкультуры — это подготовленные люди с крайне эффективным религиозно-философским мировоззрением, которое прошло через века специальной системой воспитания, собственным Пантеоном Богов и бескомпромиссной системой работы с холодным оружием. Также важно понимать, что именно работа с холодным оружием и применение логических моделей змеи и орла, выстраивает мышление представителей субкультуры и обеспечивает преимущество как в интеллектуальных поединках, так и во время физических столкновений с оппонентами. Очевидно, что такой человек способен добиться авторитета не только на территории исправительных колоний, но и в гражданской жизни в условиях XXI века.

Как видите, даже несмотря на значительную деградацию субкультуры, когда коронование «законников» происходит сегодня через Скайп, искажение воровского кодекса и повальное торбохватское движение, эта субкультура обладает значительными рычагами власти и достаточным капиталом, чтобы приводить своих представителей на высшие должностные посты в государстве.

Если посмотреть на наше общество со стороны, то большинство специалистов действительно пытается бороться с преступностью, при этом совершенно не понимая, с чем они имеют дело. Мы видим только внешние атрибуты, но не понимаем, что придется бороться с мировоззрением, практической религией, а также с ремеслом. Человек, который овладел этой системой, вряд ли от нее откажется, пока она приносит ему дивиденды.

Вывод статьи может показаться неожиданным, но на мой взгляд именно система воспитания, которая культивируется в современном обществе, и является главной причиной актуальности славянской криминальной субкультуры. Сегодняшняя система воспитания просто не может конкурировать с криминальной субкультурой, которая, кроме всего прочего, обладает огромной скоростью обучения. Это не пиар, и поверьте, я говорю об этом с сожалением. К счастью или к сожалению, но люди всегда будут тянуться туда, где они смогут обеспечить свою жизнь, быт и семью, пусть даже не совсем законным путем. И пока люди не получат доступ к альтернативной и эффективной системе воспитания, они неизбежно будут становиться преступниками. Что это может быть за система? Вероятно, это прекрасная тема для обсуждения, но уже в рамках отдельной статьи.

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии