А был ли Зайцев? История одного ареста

В августе 2020 года в Одессе был задержан гражданин Беларуси – некто Юрий Зайцев. Эта новость украинские СМИ абсолютно не заинтересовала, мало ли кого у нас там арестовывают, зато у наших соседей произвела необъяснимый фурор. Правда «Следчы камітэт» (Следком) Республики сообщил «благую весть» лишь спустя два месяца, в октябре. Странно, не правда ли? Это при том, что уроженец Пинска Юрий Анатольевич Зайцев 1991 года рождения, находившийся в международном розыске с 2014 года по версии следствия, является одним из организаторов чуть ли не самого крупного бизнеса по торговле наркотиками в Беларуси и, наверное, самым разыскиваемым «наркобароном» в стране. 

СК сообщил о задержании Зайцева в Украине только через два месяца

Обильно татуированного и накачанного «Дона Эскобара» поместили в Одесский следственный изолятор во исполнение запроса Генеральной прокуратуры Беларуси. В Украине Зайцев ничего плохого не сделал, задержание произошло в рамках выполнения международных полицейских обязательств. Данная мера пресечения называется экстрадиционный арест, который не может длиться дольше двенадцати месяцев. Если сторона обвинения не представит соседней стране весомые аргументы для экстрадиции Зайцева в Беларусь, то 17 августа этого года СИЗО Одессы отпустит его на свободу. Тем временем он подал в Государственную миграционную службу Украины ходатайство о признании его беженцем или лицом, нуждающимся в дополнительной защите. А защита ему нужна от белорусской правоохранительной системы.

Редакция «Who is Who» решила разобраться в странном и запутанном «деле Зайцева» и понять, действительно ли правоохранительная система Беларуси здесь борется с распространением наркотиков, или государственная система страны просто устраивает репрессии против своих же граждан?                               

Кто такой Зайцев?

«Торговец смертью по фамилии Зайцев», «Пинский МАРКОбарон», «Глава спайсокартеля из Минска»… Сразу необходимо отметить, что подавляющее большинство информации относительно Зайцева в СМИ Беларуси строится на «сообщениях» пресс-службы Следкома страны. По выводам следствия, в 2013-2014 годах на территории Беларуси якобы действовала ОПГ по производству и сбыту психотропных веществ. Торговля так называемыми «марками» (пропитанные раствором «спайсов» небольшие кусочки бумаги) осуществлялась через интернет-магазины Tobaccoshop, Zakупон.by и Go Daddy (названия фигурируют в деле). Одной из ключевых фигур и идейным вдохновителем преступной группы по мнению следствия являлся именно Юрий Зайцев.

К началу лета 2014-го были задержаны 11 членов группы, однако лидеру удалось скрыться, и его объявили в международный розыск. В ходе обысков были изъяты более 36 кг психоактивных веществ и 200 тысяч «марок», часть из которых уже была обработана специальными реагентами и подготовлена к реализации.

У следствия были подозрения о причастности «наркодельцов» к гибели в начале 2014 года от их продукции двух парней и девушки. Однако в суд дело ушло с одним эпизодом по ч. 1 ст. 144 УК (причинении смерти по неосторожности). Речь шла о 16-летнем подростке, который умер после употребления психотропов.

Дело слушалось в Минском областном суде на закрытом заседании. В марте 2016 года был оглашен приговор. Четверых обвиняемых приговорили к 19 годам лишения свободы, остальные получили сроки от 9 до 17 лет. Среди них были минчане, жители Могилевской и Витебской областей. Самому старшему на момент вынесения приговора было 38 лет, самому младшему — всего 20.

Как сообщала пресс-служба СК Беларуси, после задержания членов ОПГ Юрий Зайцев и его подельники пытались обналичить через банкоматы в Минске 1,5 миллиарда (неденоминированных) рублей. Но безуспешно — правоохранители пресекли. Также в ходе следствия был наложен арест на сумму свыше 680 миллионов рублей, которые находились на счетах, открытых на подставных лиц. Преступная группа действовала также в Казахстане, Украине и России.                                         

Беларусь и наркотики

В Беларуси проблема спайсов и прочих подобных наркотических веществ появилась в 2008-2009 годах. Тогда в страну пришли первые «полулегальные» смеси для курения, марки и другие психотропы. Милиция добивалась запрета той или иной формулы, используемой в наркотике, довольно долгий срок, что позволяло дилерам торговать им на полулегальной основе неделями и месяцами. Вот типичная история молодых «предпринимателей» того времени: «в 2010 году мы с товарищами работали вполне «легально», имели свой сайт и даже постоянных клиентов, которые «брали» у нас курительные смеси, давая весьма ощутимый доход. Формула психотропа, который использовался в спайсах, была официально не запрещена, поэтому такие вещества одно время даже называли «легалкой», — намекая на их легальность. Однако мы упустили момент, когда формулу из разряда «легальной» перевели в запрещенные, и получили реальные сроки». То есть, представьте, еще вчера вы вроде бизнесмен, а сегодня — уже наркоторговец.

В Беларуси любят утверждать, что страна вовремя поняла опасность курительных смесей и одной из первых поставила их вне закона. Война против «зелья» была развернута широким фронтом, были задействованы буквально все: власти, милиция, врачи, родители, учителя… Но психотропные вещества появлялись быстрее, чем разрабатывались методы борьбы с ними. Купить миксы, «марки» и другую продукцию, начиненную психотропами, очень легко: вся информация находится в свободном доступе в Интернете. И это была одна из причин распространения наркоторговли. Еще один важный момент — сайты, которые продают спайсы. В Беларуси могут за пару минут запретить работу самых массовых новостных сайтов, а проблема торговцев спайсами может висеть в воздухе месяцами, на протяжении которых сайты продолжают работу. Молодежь знает о вреде, но торговцы убеждают, что смеси — легальные и безвредные.

Согласно статистике за 2013 год в Беларуси от спайсов умерли шесть человек, еще более 650 были доставлены в больницы с теми или иными проблемами, вызванными употреблением курительных смесей. В 2014 году число преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, возросло вдвое, а число умерших от передозировки — в разы. Так, по итогам года в больницы после употребления спайса попало более тысячи человек, из которых 32 человека умерли. 


Видео СК Беларуси про спайсы

В итоге 28 декабря 2014 года президент Александр Лукашенко подписывает декрет «О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков», которым закрепляются положения, позволяющие оперативно запрещать оборот на территории Беларуси новых психоактивных веществ (курительных смесей, «спайсов») и привлекать к ответственности их распространителей. Предусматривается уточнение понятия аналогов наркотиков, позволяющее относить к ним более широкий спектр химических веществ. Максимально упрощается процедура отнесения новых психоактивных веществ к наркотикам и введения тем самым запрета на их незаконный оборот в Беларуси, который будет ужесточать ответственность за преступления в сфере незаконного оборота наркотиков.

Декрет серьезно ужесточил ответственность за любые преступления, связанные с наркотиками. Так, за сбыт наркотиков в учебных заведениях дилер получит от 13 до 15 лет, за изготовление наркотиков — от 8 до 20, в случаях летального исхода у покупателя наркотика продавец получит от 12 до 25 лет тюрьмы. При этом уголовная ответственность за сбыт теперь наступает не с 16 лет, а с 14. Наказание будут получать и наркоманы (штраф и «химия»), и все они попадут в единую систему учета наркопотребителей. 

Как вы понимаете, сроки за наркопреступления стали давать почти такие же, как за убийство. Более того, на одном из тематических совещаний Лукашенко с правоохранителями, президент заявил, что «наркопреступникам надо создать невыносимые условия в местах отбывания сроков». И это говорит президент страны! 

С этого момента в Беларуси стартовала масштабная и жестокая борьба с распространителями наркотиков. И как раз «дело Зайцева» или «дело 11-ти» (по числу оказавшихся на скамье подсудимых) стало первым в истории страны делом крупной сети распространителей психотропов.

                                  
Белорусский Иван Голунов?

Юрия Зайцева иногда называют «белорусским Голуновым». Неожиданное сравнение. Зайцев – «главный наркодилер страны», анархист, выступал против режима Лукашенко и был арестован в Украине, кстати, как раз во время массовых протестов по всей Беларуси. Голунов – российский журналист-расследователь. Его материалы нравились не всем. Особенно не нравились героям этих статей. В итоге, однажды, его задержали в центре Москвы «в попытке сбыта наркотиков». Дело получило большой общественный резонанс. Сразу стало понятно, что наркотики подкинули, и это было местью за его журналистские расследования. В итоге Голунова отпустили, а пятерых сотрудников полиции наоборот взяли под стражу. Так что же общего у Зайцева и Голунова? Да, наркотики, огромное желание не видеть этих людей на свободе у определенных госструктур, плюс, в целом, неоднозначность этих дел.              

Адвокаты отказываются комментировать дело

Если вы поищите в СМИ Беларуси какие-либо комментарии относительно «дела Зайцева», то вы ничего не найдете. Его не комментируют политики, адвокаты, эксперты, журналисты. Это странно, дело ведь очень громкое, и первое в своем роде. Есть только сухие новости и мини-репортажи с оглашения приговора. Той небольшой части, которая была открытой.

На суде по данному делу одиннадцать обвиняемых представляли около 20 адвокатов. Узнать их имена оказалось задачей не из легких. Только в одном-единственном репортаже из зала суда упоминался адвокат Евгения Мошеля (получил по итогу 12 лет) — Александр Соколов. Когда мы с ним связались, Александр был очень удивлен нашим вниманием к этому делу. После нескольких дней переписки он резко заявил, что «освежил в голове обстоятельства дела и из соображений профэтики вынужден отказаться от любых комментариев».

Но затем нам удалось выйти на адвоката Евгения Костеля (получил меньше всех – 9 лет) – Анну Келлер, и наше представление об этом деле перевернулось с ног на голову. 

Келлер рассказала «Who is Who», что законодательство действительно было ужесточено, когда на рынке появились «спайсы», у которых были страшные последствия. Затем были внесены дополнения с формулировкой «сбыт, повлекший смерть». «Зайцев» не является первопроходцем по «спайсам», до него были дела, где людей привлекали за сбыт «спайсов» через «закладки». Этим сбытчикам всегда давали немало, в районе 13-ти лет. Были до этого и дела со смертями подростков. Но тогда по ним было сложно определить, от какой именно закладки умер подросток. Понятно, что подросток умер от «спайса», но невозможно было определить, где именно он купил этот «спайс», какую именно закладку он достал и какой именно этот наркотик он скурил. Также невозможно было определить, что именно к этой закладке, которая явилась для него смертельной, имело отношение какое-то конкретное лицо. Далее приводим наш диалог с адвокатом.

— Анна Леонидовна, Зайцев — «глава картеля» и действительно организовал некую преступную группу?

— А откуда вы вообще в этом деле взяли Зайцева? В окончательном судебном решении указание на то, что некий Юрий Зайцев организовал что-то там — нигде не сказано. У нас Зайцев проходит как «иное лицо». То есть оно установлено следствием, но в отношении него дело было выделено в отдельное производство. В приговоре фамилия Зайцев не проходит. Везде, где подразумевается фамилия Зайцев, указано – «иное лицо».

Ваши СМИ открыто пишут, что это был Зайцев.

— Нет, это ерунда полная, наши СМИ могут писать все что угодно. Я на днях «подняла» приговор и внимательно его изучила. Так вот, там никакого Зайцева нет вообще! Есть «иное лицо», которое идет под именем «Жора Космос». Это, как я понимаю, ник или кличка, как угодно можно назвать. А то, что это Юрий Зайцев в приговоре не сказано. В общем, на сегодняшний день, чтобы были основания экстрадировать его сюда, как минимум, должно быть постановление о привлечении его в качестве обвиняемого. Как я понимаю, оно, конечно, есть. Именно у следственных органов, на основании которого они запрашивают его выдать. Но в приговоре он проходит как «иное лицо».

И насколько я помню показания всех обвиняемых, они указывали на то, что имели какое-то общение онлайн с «Жорой Космосом». Но, по сути, никто из присутствующих в суде обвиняемых лиц не подтвердил, что был лично с ним знаком.

— Почему так и не вынесли этому «Жоре» — Зайцеву приговор заочно? Он был объявлен только в международный розыск. 

— Ну, да. О том, что это Зайцев, следователи вышли каким-то другим путем. У них есть какой-то другой объем информации, содержащийся в отдельно выделенном материале по Зайцеву. Но нам, во время рассмотрения этого дела в суде, этот материал никто не предъявлял. Поэтому, что у них там есть, как они на него вышли, каким способом они вычислили, что «Жора Космос» — это Юрий Зайцев, я не могу вам сказать. И в приговоре этого нигде нет.

— В «деле 11-ти», как его называют, там только «организованная группа» или есть и «контрабанда»?

— Они дали ему признак международной организованной группы. В принципе, никто из этих 11-и обвиняемых не признал, что они действовали в составе международной организованной преступной группы ввиду того, что никто живьем не видел этого «Жору Космоса», лично с ним знаком не был. Это же все было выстроено как лестница. То есть это же не так, что каждый из обвиняемых общался с этим «Жорой». Это была нисходящая пирамида. Вот, например, клиент, которого я защищала, он получил меньше всех – 9 лет потому, что он был, по сути, просто обыкновенным закладчиком через «седьмое колено». Он об этом «Жоре Космосе» и слыхом не слыхивал. С этим «Жорой» общались дистанционно совсем другие люди. А те люди, которые имели с ним какое-то интернет-общение, они, естественно, сказали (из их показаний), что даже не подозревали, что это какая-то сеть, что они являются частью какой-то большой группы.

— А «изготовление» есть в деле? 

— Нет. Изготовления точно нет. Для того, чтобы изготовление доказать, нужно найти объект, где происходило изготовление – лаборатория какая-то. Этого ничего в деле не было.

— На ваш взгляд, как адвоката, в этом деле все однозначно? Все понятно?

— Ну, я скажу вам так… С моей точки зрения, в этом деле неоднозначен вопрос квалификации действий обвиняемых. Не доказана та квалификация, которая была им в итоге вменена и по которой они были признаны виновными. То есть, исходя из тех доказательств, с учетом того, что интернет – это вообще очень сложно доказуемая вещь. Это такое, очень абстрактное… Поэтому, здесь если мы берем вопрос о презумпции невиновности, в общем, и целом здесь надо было людям доказывать сбыт без квалифицирующего признака организованной преступной группы.

— Такие огромные сроки – нормально для этого дела? 

— Приговор по «делу 11-ти», в принципе, с учетом квалификации, с учетом измененного обвинения — абсолютно не суров. Исходя из судебной практики, он не из ряда вон выходящий, я сказала бы так. Могу вам сказать, что если его экстрадируют (Зайцева), то он получит приговор. Понятное дело — обвинительный. И никто там с ним не будет церемониться. Дело в отношении Зайцева выделено в отдельное делопроизводство, оно находится в органах следствия, но приостановлено в связи с тем, что Зайцев объявлен в розыск. Если будет принято решение о его экстрадиции, и он будет экстрадирован сюда, то будет в отношении него дальше проводиться следствие. Возможно, всех этих обвиняемых, кто до сих пор находится в местах лишения свободы, привезут на следственные действия, чтобы там их еще раз допросить. Закончат дело и направят его в суд.

— Все до сих пор сидят?

— Сидят все, кроме моего клиента. Он ушел на замену наказания. У него самый маленький срок был – 9 лет. Моему ж клиенту не вменяли признак организованной группы. Плюс к нему еще применили амнистию два раза. Поэтому ему изменили наказание сейчас.

— В этом деле в какой-то момент заседание оказалось закрытым. С чем это было связано? 

— Я сейчас уже не скажу вам в деталях, почему его закрыли. Может быть из-за того, что там допрашивали сотрудников правоохранительных органов, может быть для того, чтобы каким-то образом лишний раз не светить их данные, чтобы их не знала широкая общественность, и чтобы они могли продолжать заниматься этой же деятельностью. Чтобы, скажем так, не были на виду их фамилии, должности, звания. Мое мнение такое.

Ну и, возможно, еще чтобы тот же Зайцев не имел возможности получать какую-то информацию.  

— Тот мнимый «Зайцев».

— Ну, мнимый… не знаю. Давайте – «Жора Космос».

— Ваша пресса и Следственный комитет так и пишут, что именно Зайцев глава этой ОПГ.

Значит управление «К», которое занимается именно работой, связанной с информационными технологиями, убедило следствие, что «Жора Космос» — это Зайцев. Нам, еще раз говорю, таких доказательств никто не предоставлял. И мы не проверяли эти сведения.

Заключение

Вернемся в Одессу образца августа 2020 года. После задержания Зайцеву предложили дать согласие на выдачу Беларуси по упрощенной процедуре, но он отказался. Его адвокат обжаловал решение райсуда и просил суд второй инстанции применить в отношении его клиента меру пресечения в виде домашнего ареста. Защитник ссылался на нарушения закона со стороны прокуратуры и отмечал, что у Зайцева есть постоянное место жительства в Одессе и ряд серьезных заболеваний. При этом в судебных документах отмечалось, что задержанный проживал в Украине без регистрации. Решением Малиновского районного суда Одессы экстрадиционный арест Юрия Зайцева продлили.

Итак, Беларусь очень хочет выдачи Зайцева. При этом, на родине у него нет никаких судимостей, а законность и достаточные основания для экстрадиции – вызывают большие сомнения. Создается впечатление, что белорусский закон касательно наркопреступлений стал неким инструментом устрашения всех неугодных. С его помощью удобно «подогнать» всех «инакомыслящих» под долгосрочную статью и «избавиться от проблемы». Остается надеяться, что власти Украины не станут брать пример с наших соседей, в этом деле важен баланс главенства закона и здравого смысла.

СПРАВКА: Получить статус беженца или лица нуждающегося в дополнительной защите в Украине можно при условии предоставления доказательств, что человека на родине преследуют по причинам гражданства, расы, вероисповедания, политическим убеждениям, сексуальной ориентации и другим, вследствие угрозы его жизни, безопасности или свободе в стране происхождения из-за опасений применения относительно него смертной казни или исполнения приговора о смертной казни или пыток и бесчеловечного обращения.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

5 4 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии