В Украине могут появиться города-призраки. Чем грозят стране проблемы в угольной промышлненности?

В конце августа 2019 года в украинских СМИ появилась информация о том, что угля на государственных шахтах осталось на считанные дни и его необходимо закупить за границей. В то же время, шахтеры были готовы ехать в Киев на забастовку, если перед Днем шахтера им не выплатят задолженность по зарплате за несколько месяцев. После многочисленных обращений Профсоюза шахтеров Украины и Главы ФПУ в Кабмин, деньги шахтерам частично выплатили, но проблему это не решило, скорее отсрочило шахтерские митинги в столице.

Невыплаченные зарплаты – не корень зла, это последствия тех глобальных проблем, которые нависли над угольной промышленностью государственного сектора. С каждым годом количесво добываемого шахтами угля в Украине понижается, а количесво угледобывающих предприятий, переходящих в собсвенность частных компаний, растет.

Министерство угольной промышленности уже несколько лет настаивает на том, что шахты необходимо закрыть, потому что добыча угля нерентабельна. Хотя, совсем недавно гендиректор Директората ископаемых видов топлива Министерства энергетики и угольной промышленности Украины Максим Федотов заявлял, что закрытие шахт и снижения доли угля в поставке электроенергии требует некая энергетическая стратегия Украины и международные обязательства по присоединению к энергетическому сообществу.  Это значит, что десятки тысяч людей останутся на улице, а, учитывая единственную программу закрытия и ликвидации предприятий, существующую в Украине, людям просто выплатят социальные гарантии и оставят без работы.  Их дальнейшие судьбы никого не интересуют.

Неурегулированная цена и отсутсвующий рынок сбыта в государственном угледобывающем секторе уверенно и стремительно ведут нас к техногенным катастрофам и городам-призракам на востоке страны — с одной стороны и полной приватизации больших предприятий олигархами — с другой. Только об этих проблемах на протяжении многих лет говорить вслух как-то не принято.

О положении угольной промышленности и реальном состоянии угледобывающих предприятий Донбасса мы поговорили с заместителем председателя Профсоюза работников угольной промышленности Украины Андреем Александровичем Зиминым.

Украинские шахтеры

Вы 10 лет руководили шахтой. Знаете, что происходит на угледобывающих предприятиях не понаслышке. Как вы опишете ситуацию, которая сложилась в угольной отрасли Украины?

Ситуация по угольной отрасли сейчас архикритическая. Это касается, в первую очередь, государственных предприятий. В СМИ говорят, что на шахтах нет угля, но это не так, мы по нему топчемся, но закупать его у государсвенных предприятий почему-то не хотим. Почему интересы Украины не беспокоят украинских чиновников – загадка.

Чем вызваны подобные проблемы?

На сегодняшний день у государственных угледобывающих предприятий элементарно неурегулирована цена на уголь и отсутствует стабильный рынок сбыта. Даже за тот уголь, который отгружен, еще не рассчитались. Как следствие, шахты не имеют возможности выплатить задолженность за электроенергию. Руководители не могут выплатить зарплату шахтерам, нет возможности закупить материалы, запчасти для работы. И получается замкнутый круг.

Как урегулировать рынок, и могут ли этот вопрос решать сами предприятия?

Надо решить вопрос ценовой политики, которая будет устраивать и генерирующие компании и поставщиков. Изначально цена угля составляла 2700 грн за тонну при определенных показателях качества (23% — зола, 8.9% — влага), с возможными корректировками в зависимости от изменения качества. По этой цене генерирующим компаниям не выгодно закупать уголь у государственных предприятий и они начинают искать альтернативу, понижая цену. Сами предприятия не могут опуститься ниже установленой государственной цены. А государство этот вопрос решать не спешит. Но пришло время, когда кто-то должен всерьез задуматься о происходящем, принять решения, произвести соответсвующие расчеты и решить проблему. До тех пор, пока вопрос урегулирования цены и своевременной оплаты за угольную продукцию не будет решен на государственном уровне, ни о какой работе угледобывающих предприятий речь идти не может.

Страшно это произносить, но на данный момент, большинство государственных шахт в Украине или остановлены или работают на минимальных мощностях, это правда?

На сегодняшний день, большинство предприятий стоят. Тот же “Селидовуголь” – 200-300 тонн добычи в сутки. “Первомайскуголь”-  200-400 тонн, “Лисичанскуголь” – 300-400. Такие объемы – это ровным счетом “ничего”. Это медленное умирание. В связи с тем, что у предприятий нет денег заплатить за потребляемую электроэнергию, они практически обесточены. Работают только основные объекты жизнеобеспечения, да и те с ограничениями. А ведь предприятия строились в советские времена и отдельные из них рассчитаны на добычу более миллиона тонн в год. И под такие объемы проектировались вентиляторы главного проветривания, центральные водоотливы, поверхностные и подземные подъемные машины: те объекты жизнеобеспечения, которые нельзя останавливать. Теперь затраты на шахтах не соответсвует доходам от реализации угля, и долги накапливаются. Если наладить производство, шахтеры смогут рассчитываться за электроэнергию, вплачивать зарплаты, обеспечить должную материально-техническую базу предприятий и работать полноценно.

Что нас ждет если работу на шахтах не наладят?

Если в ближайшее время не решить ситуацию — будет катастрофа. Мы же понимаем, что зарплаты шахтеров — это наполнение местных бюджетов, расчеты с комунальщиками и так далее.  Я уже не говорю о том, что это ЛЮДИ и им нужно жить, кормить семьи. Задумаешься — и страшно становится.

Стоимость электроэнергии для шахт – это отдельный вопрос. После реформы, в том числе ввода в действие закона о рынке электроэнергии, цена на активную электроэнергию у поставщика для некоторых угледобывающих предприятий увеличилась на 298% по сравнению с 2014 г. И если раньше цена составляла 1,24 грн за 1 кВт/час, то теперь, это 3,69 грн за 1 кВт/час. За долги поставщики постоянно отключают даже объекты жизнеобеспечения. То центральный водоотлив отключат, то вентилятор главного проветривания. Как результат – шахты подтапливает. Из-за отключений уже подтопило шахту “Новодружевская” в “Лисичанскуголь”, в прошлом месяце подтоплена шахта “Горская” в “Первомайскуголь”. А это базовая шахта в объединении. И этот процесс становится неуправляемый. Если не принять решений, нас без преувеличений ждет техногенная катастрофа. Усугубляет проблему еще и работа шахт, которые оказались на неподконтрольных территориях. К примеру, на шахтах из объединения “Первомайскуголь” уровень воды начал подниматься, а поскольку шахты между собойимеют гидрогеологическую связь, когда вода на одном объекте поднимается выше определенного уровня, она начинает перетекать и подтапливать горные выработки соседних шахт. На неподконтрольной территории вода не откачивается, а предприятия на подконтрольной Украине территории — получили дополнительный приток воды.

Шахтерский митинг в Киеве под зданием Минэнерго. 2015г.

И не всегда с этим дополнительным притоком можно справиться технически. Вот так случилось на шахте “Золотое”. Дополнительный приток воды подтопил горизонт. В какой-то момент ситуация стала неуправляемой. Пришлось в экстренном порядке перераспределять средства из резервного фонда закупать дополнительное оборудование. Сейчас уровень воды удается удерживать, но ситуация далека от идеальной. Но надо понимать, что “Золотое” имеет прямую гидрогеологическую связь с шахтой “Карбонит”, а “Карбонит” с базовой шахтой “Горская”. При таком подходе можно потерять все объединение “Первомайскуголь”. А это целый шахтерский регион.

Мы можем получить целый регион городов-призраков?

Да. Для большинства шахтерских регионов, шахты являются градообразующими предприятиями. Представьте, городок небольшой и там только шахта и больше ничего нет. Все остальное закрыто, разбито, ликвидировано. Люди в шахтерских поселках и шахтерских городах всегда жили там, и там есть клуб, детский сад, школа и т.д. И в общем то, все это держится на этих шахтерских предприятиях. Люди зарабатывают на шахте деньги и в основном за счет этого функционирует инфраструктура шахтерских городов и поселков. Жизнь теплится вокруг предприятия и если его закрыть, эти города и поселки просто погибнут.

На неподконтрольных территориях много предприятий осталось?

Очень много.

Сейчас они не работают или там происходит добыча?

Сложно сказать, все это на уровне слухов. И ситуация на протяжении 4-х лет менялась. Но по той информации, которая имеется, многие шахты уже утоплены, разграблены и не работают. А эти предприятия, опять таки, были градообразующими, единственным средством существования многих семей. Многие работники предприятий, которые работают на подконтрольных территориях Украины, оказались в серой зоне. Каждый день добираются на работу через блокпосты. И это очень сложно для людей и физически и психологически.

Шахтеры Донбасса с семьями перекрыли трассу. Их главная просьба- выплатить зарплату. 2019г.

Было время, когда упадок госпредприятий объясняли созданием коммерческих шахт. Говорили, что наши шахты устаревшие, нерентабельные. Это делали с конкретной целью?

В Украине есть разные шахты. Но даже те, которые пытаются сделать нерентабельными и которые так хотят приобрести отдельные олигархи, способны уже сейчас работать рентабельно. Нерентабельными их пытаются сделать искусственно. Например, те же шахты “Южнодонбасская 1”, и шахта “им. Н.С. Сургая”. Есть конечно предприятия, на которых имеются готовые к выемке запасы угля, но нет техники – закупай технику и шахты смогут работать рентабельно. Есть предприятия, где нужно готовить запасы угля, их надо заряжать техникой, и они тоже заработают безубыточно. Есть действительно предприятия, которые отработали все свои запасы. Да, их содержать нерентабельно и возможно надо закрывать. Но ведь это тоже надо делать цивилизованно, соблюдая правовые нормы. А главное – не нанося ущерб экологии, с последующим трудоустройством людей и выплатой им социальных гарантий.

Подтопленная шахта “Золотое”

У нас на шахтах работают высококвалифицированные специалисты, есть ли риск, что они уедут за границу?

К сожалению, ввиду хронической неоплаты труда эти люди действительно разъезжаются. За год мы уже потеряли более 6 тысяч специалистов.

Они едут работать по своей специальности, или просто едут разнорабочими?

Кто-то едет по специальности, кто-то не по специальности. Едут в Россию, Польшу и другие страны Европы. И едут специалисты, у которых и руки золотые, и голова на месте. А что остается делать если в Украине не получается заработать. Вот человек оставляет здесь свое “ничего” и едет зарабатывать. А беда в том, что если появится возможность, через пару лет этот человек просто перевозит на новое место свою семью, и все. И это большая беда для страны. И напрашивается вопрос. Может мы что-то делаем не правильно на уровне государства?

Сколько денег из бюджета выделили на угольную промышленность в этом году?

По самым скромным подсчетам сумма бюджетного финансирования должна была составлять порядка 9 миллиардов гривен. Реально было выделено 1.8 млрд. грн. Пришлось полностью убрать согласованные программы по переоснащению шахт, по охране труда, реструктуризации предприятий и другие, для того чтобы хоть кое-как закрыть людям зарплату. Из года в год происходит системное недофинансирование угольной отрасли, как следствие – убытки на предприятиях, невыплаченные зарплаты, балансирование между аварийными ситуациями на фоне отключения электроэнергии. Сейчас госбюджет полностью выбран, а до нового бюджета еще полгода жить. С таким подходом перспектива не очень хорошая у всего угольного сектора.

И никто не пытается решать эти проблемы?

Виктор Иванович Турманов, председатель Профсоюза работников угольной промышленности Украины неоднократно озвучивал проблемы отрасли прошлому правительству и Президенту Украины. Однако многие вопросы, к сожалению, пока так и остались нерешенными. Накануне Дня Шахтера, Виктор Иванович обратился с официальным письмом к главе Обединения Профсоюзов Украины Григорию Осовому с просьбой озвучить проблемы шахтеров на заседании Кабмина. 14 и 21 августа Григорий Осовой в Кабмине озвучивал проблемы еще прошлому соству во главе с В. Гройсманом, как следствие, в предверии Дня шахтера задолженность по зарплатам была частично погашена. Но это очень печально, что шахтерам приходится просить свою же зарплату, чтобы выжить.

Угольный сектор способен работать рентабельно, обеспечивать страну углем. Будем надеяться, что новое правительство разберется и решит проблемные вопросы угольной отрасли. А шахтеры свою задачу выполнят. Будьте уверены!

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии