Не так уж и скучны “деревни” в Тунисе

Случилась эта история лет 16 назад, когда муж мой был формально и не муж, но фата на моей голове уже немножечко колосилась.

Сбежали мы с ним от московского октября в Тунис, порадовать тушки солнцем и олинклюзивом. И вроде хорошо всё начиналось — отель 5 звёзд, пляж песчаный, официанты шустрые. Но нет, но нет: через три дня этого чудесного отдыха взяли мы зачем-то машину напрокат и с энтузиазмом попёрлись туда, где навигаторы не работают.

Отъехали от отеля километров 150, а пейзажи вокруг однообразные, пустыня пустыней, кусты скучные, деревеньки невзрачные. Решили в одной из них ножки размять, людей посмотреть. Впрочем, больше получилось себя показать, но об этом чуть позже.

И вот мы, единственно бледные люди в этом краю, гуляем, мороженое вкусное в вафельке купили, фруктов каких-то — благодать, но скучновато. Надо отметить, в той деревне с достопримечательностями, да и вообще с памятными событиями негусто было до нашего приезда.

Вдруг видим на местной площади большую клетку, а в ней сидят две обезьянки. С мордами благочестивыми, чисто сикстинские мадонны звериного мира. Только нимбов над пушистыми затылками не хватает. Глазищи в пол-лица, смотрят снизу вверх, агнцы божьи.

И мы, два дебила в сандаликах, купились как дошколята. Стоим, глазеем на заморских зверушек, мороженое лижем, с умным видом обсуждаем, какого вида сии мартышки будут, можно ли им дать фруктов, али они хищники. Мы же те ещё мамкины зоологи…

Муж отрывает виноградинку и протягивает её ближайшей обезьяне.

Я женщина скупая и трусливая, меня это и спасло. А муж мой храбрый и щедрый (здесь могла бы быть ваша реклама). Поэтому он и принял удар на себя.

Одна из этих хитрых волосатых тварей скромно так приблизилась к прутьям и стала смотреть то на виноградину, то на мужа. Ну прямо ребёнок на Деда Мороза, у которого в руках конфета. Муж придвинулся ещё ближе, протягивает виноградину уже с пальцами, мол, бери, ладно, чё ты…

Обезьянья рука, уменьшенная копия человеческой, робко тянется к винограду, аккуратно берёт его пальцами, задумчиво кладёт в рот. И тут сверху как чёртов ястреб прыгает вторая обезьяна, молниеносно сдирает с носа мужа очки, а первая также ловко отнимает у него мороженку!

С криком: «Отдай, сволочь!!!!» муж бросается на клетку. Надо отметить, он у меня мужчина выдающийся, особенно он выдается в области талии. Клетка ходит ходуном, муж в неё никаким боком, понятное дело, не протискивается и до обезьяны с очками не дотягивается. Зато обезьяны его лупят и кусают с азартом. Они ждали этого матча всю жизнь. Возможно, именно ради этого боя их предки и не стали ввязываться в сомнительный стартап под названием «эволюция».

На непереводимые, но эмоциональные крики моей половинки прибежали местные. Они появились достаточно быстро — скорее всего, на нас, идиотов, беседующих с обезьянами, тайно любовалось пол-деревни.

А теперь надо раскрыть вам некоторые подробности из личной жизни моего мужа:

а) у него сложный астигматизм, и очки обычно делают гномы из застывших слёз русалок, судя по времени изготовления и цене.

б) у него нет никаких прививок из-за трудного хворого детства. Медотвод — вот с такенной печатью.

в) в то время он был единственным шофером в нашей зарождающейся ячейке общества (до получения моих прав оставалось ещё полгода спокойного сна у пешеходов)

Итак, я стою где-то в Африке, с покусанным и орущим благим матом будущим мужем, окружённая людьми, не говорящими по-английски, без прав, с чёткой мыслью, что фата может мне уже и не понадобится.

Вечерело.

Прибежал хозяин зверюшек с плёткой. При его виде обезьяны заметались по клетке, извинились и отдали все, что у них было — поломанные в хлам очки и полкилограмма навоза от каждой. Хозяин клялся мамой, детьми и Аллахом, что зверюшки ничем не болеют. Это не бешенство, это характер такой, мол.

Но шоу must go on. Толпа собралась на площади, как если бы Мадонна приехала и решила спеть у обезьяньей клетки. Нас торжественно повели к доктору, тот малость обалдел от такой процессии, но подтвердил, что обезьянки здоровы. Я как-то не уточнила, этот же доктор обычно лечит обезьянок или у них в деревне есть такая роскошь, как ветеринар.

Доктор обработал царапины и сказал, что, в отличие от бешенства, у нас есть очень даже реальная возможность схватить столбняк. Бо кто там живёт в клетке помимо обезьян — никто не знает. И делать прививку от столбняка прям надо. И чем раньше, тем лучше. Но девственно непривитым он её делать не будет, потому что из реанимационных средств в его аптеке — только подорожник.

Дальше толпа понесла нас в заведение напротив — в местную оптику, где любимому вставили его чудом отвоёванные стёкла в новую оправу в рекордные 20 минут. Стёклышки пришлось обточить, очки получились маленькими, и суженый мой стал напоминать грустного расцарапанного кота Базилио.

Потом толпа донесла нас до машины, пожелала всяческого счастья и попросила больше никогда к ним не приезжать Аллаха ради, а мы пожелали толпе здоровья, а всем местным обезьянам — поноса.

Страховщики страшно удивились, что мы нашли бойцовых обезьян в Тунисе, но страховой случай оформили. В госпитале доктор со шприцем откровенно ржал под маской. Персонал отеля весь оставшийся отпуск улыбался, видя нас. Страховая требовала пикантных подробностей. И только мой суженый был печален, потому что ему строго-настрого запретили пить аж пять дней после прививки.

©️ Жанна Шульц

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

5 7 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии