Прирожденный воспитатель

— Кууууууууудаааа! — не спрашивала, а просто выкрикивала молодая нянечка в детском саду, когда кто-то из малышей, выводимых в это время во двор на прогулку, нарушал стройность цепочки по двое.

Я ещё, помню, подумала: «Как всё строго!»

Но мой ребёнок этой няни не боялся. Совсем наоборот. Моя старшая ребёнка рвалась в садик даже в выходные. Ей ещё не было двух лет, когда её можно было застать в субботу или воскресенье стоящей в сапогах и с зонтиком у входной двери. На вопрос:

— Ты куда это тут собралась?

Леся отвечала:

— В сядик! К Маянсилене и Гнидовне!

Маянсиленой у нас была та самая няня — Марьяна Васильевна. А Гнидовной, а позже – Галидовной – была любимейшая воспитательница Галина Леонидовна. Ну, так ребёнок выговаривал! Что ж тут поделаешь? Ничего.

Я приводила ребёнку очень рано – в 07:30, ибо к восьми сама уже должна была быть на работе. Это потом мы с мужем научились чередоваться. Он шёл на работу на девять – он утром и отводил ребёнка в сад, а вечером муж работал до шести, а я – до пяти. Поэтому, забирала ребёнка из сада обычно я.

Но когда приводила я, то няня в это время обычно как раз проводила утреннюю влажную уборку. И Леся всегда вырывала свою ладошку из моей руки и бежала к Марьяне Васильевне так, словно не видела её сто лет! Могла даже не заметить ведро с водой на своём пути! И это при том, что я никогда не наблюдала эту самую Марьяну Васильевну хоть как-то сюсюкающей с детьми или угождающей им. А период для экспериментального наблюдения у меня был весьма приличный – двенадцать лет! Ведь именно Марьяна Васильевна воспитывала всех моих троих детей, пока я в это время зарабатывала на хлеб насущный.

Она всегда была неизменно строга и дети её слушались, как солдатики: они все были умыты, накормлены, причёсаны и быстро-быстро рядом с ней научились самостоятельно одеваться, обуваться и даже зашнуровывать ботиночки.

Но не это меня удивляло. Хотя, конечно, и это тоже. Но всё же… Были моменты совсем для меня тогда непостижимые. Потому что я полагала, что научить детей самостоятельности было для неё, как для няни, прежде всего, облегчением для себя самой. А вот как то раз я пришла вечером за ребёнкой, а там – все сидят, а моей нигде нет. Я спрашиваю:

— А где моя Леська?

И воспитательница мне отвечает с улыбкой:

— Ой… А ваша Леська сегодня решила, что она будет Золушкой!

— Простите… Не поняла. В каком это смысле?

— Ну, поищите её… Она где-то с Марьяной Васильевной… Тут недалеко ходит…

И я пошла искать по зданию детского сада. А здание это, надо сказать, старинное. Его строили явно не под детский сад. Там винтовая лестница – красивая! Перила массивные.

И вот, вдоль этих перил, значит, ходит с тряпкой и с ведром Марьяна Васильевна, а рядом – в детском фартучке и в косыночке, но тоже – с тряпкой! – деловито вытирает нижний ярус перил моя двухлетняя Золушка!

То есть… Все остальные дети или играют, или доедают ужин, или грызут печеньки, или слушают сказку, которую читает воспитательница, а моя… Ходит за Марьяной Васильевной хвостиком и «помогает» ей убирать здание.

То есть, эта самая Марьяна Васильевна, отвечающая за санитарию в детском заведении, мало того, что должна была выполнять свою работу, так ещё же и параллельно следить, чтобы этот карапуз не скатился со ступенек, не упал, не перевернул ведро, не напился моющего средства и т.д.

То есть, вместо того, чтобы отправить эту ребёнку красиво сидеть в группе с остальными детьми, Марьяна Васильевна каждый раз имела на неё столько терпения, что эта моя Леська всё время в этом детском саду могла делать что хотела!

То они фасольку сажали в огородике присадичном, то они травку там выщипывали, то цветочки поливали. В общем… Строгая няня была у моей Леськи под каблуком.

А совсем недавно, на днях, мы с подругой зашли в кафе во время моего обеденного перерыва. За маленьким столиком там сидела женщина. Она улыбнулась и я узнала в ней вот эту нашу няню – Марьяну Васильевну.

— Расскажите мне о ваших детях… – обратилась она ко мне. – Как Леся? Как Егор? Как Тая?

— Ой… Вы знаете… Леся после школы поступила во Львовский университет на бюджет по специальности «Системный анализ». Но после первого курса летом устроилась работать официанткой в какой-то большой ресторан и сделала там карьеру. Хотела бросать университет, мол, она любит работать с людьми, а не со знаковой системой. Но в это время случился карантин и ресторан закрыли. Леся продепрессировала месяц и потом всё-таки решила продолжить учёбу, параллельно устроившись на работу дистанционно по своему профилю. Теперь ей уже 20 лет! Она красит волосы красной краской и… В общем, уже почти закончила бакалаврат в университете. Осталось сдать госэкзамен. Готовится поступать в магистратуру. Уже полтора года работает инженером-тестировщиком на иностранную корпорацию. Наверное, будет продлевать контракт. Точно не знаю – я не вмешиваюсь. Новый год она встречала в Будапеште. У неё есть парень. Теперь, вот, буквально вчера прошла какой-то отбор – 7 человек из 100 на курсы по программированию. Едет на три недели в Прагу – на полном обеспечении со стипендией и оплатой проживания. Но перед этим собралась к подруге в Париж через Берлин. Только в Берлин, говорит, уже не успевает, потому что хочет собрать весь свой курс у нас в Карпатах. В Праге спрашивают, какой перевозчик будет везти её до Праги из Украины. Она говорит: «Как бы им объяснить, что я в Прагу буду ехать из Парижа?»

Марьяна Васильевна слушает это всё и радуется до слёз, а я… Я рассказываю, рассказываю и о Лесе, и о Егоре, и о Тае… И мне почему-то кажется, что вот эта совершенно простая женщина – обыкновенная няня – когда-то давно дала почувствовать моей маленькой Леське, что в жизни можно стать кем угодно – никто не остановит! Никто не посадит на место! Никто не крикнет, не ударит и не осудит. Она когда-то целыми днями играла с ней в то, во что хотела Леська – в Золушку. А дальше Леся уже пошла играть в свои игры сама – уверенно и свободно. Она унесла в свою жизнь тепло няниных рук — её любовь и её непостижимое терпение.

— Вы знаете, Марьяна Васильевна, а ведь это благодаря вам она такая! Спасибо вам за это и низкий поклон! Вы стали для неё настоящей сказочной феей, только все ваши подарки — на всю жизнь — они не исчезают в полночь, как карета, платье и лошади! — сказала я, потому что невозможно этого не сказать!

Марьяна Васильевна улыбалась.

— Передавайте им всем привет от меня! — попросила наша прекрасная няня.

— Вам привет от Марьяны Васильевны! – вечером говорю детям.

— А кто это? – спросили они.

— Это ваша няня! – удивлённо напомнила я. Да уж… Так оно и бывает – главных людей в своей жизни мы вспоминаем с трудом.

Начались доставания фотоальбомов… Достали. Открыли. Нашли и вспомнили!

— А… Да! Точно! Марьяна Васильевна! Надо будет как-нибудь забежать в садик – показаться! – сказала Тая.

И все согласились.

Недавно был День защиты детей. А у Марьяны Васильевны вся жизнь – одна сплошная жизнь защиты детей! От равнодушия. Строго и неравнодушно кричит она и дальше своё:

— Кууууудаааа!

© Оксана Коваленко «Няня»


Мы в Facebook: www.fb.me/whoiswho.media/
Мы в Telegram https://t.me/whiswh
Мы в Instagram https://www.instagram.com/whoiswho.media/
Наш Youtube канал http://bit.ly/whoiswho-youtube

Подпишитесь на наши авторские подкасты:

Apple: http://apple.co/39n87k0
Google: http://bit.ly/3ia89Qg

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

4.9 8 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии